Фрост. Вторая серия

… Горлышко бутылки весело забулькало. Вместо тоста заводилы была произнесена пространственная речь, при котором открылось, что Марат - любимчик родителей, и они выполняют любую сыновью прихоть. Пьяного Марата понесло на откровенности. Впрочем, для Лены и Алёши признание не прозвучало сенсацией. Это было известно всем в группе. Марат транжирил родительские деньги также легко, словно выплёвывал, потерявшую вкус, жвачку. Однако при всей обволакивающей роскоши, Марат оставался скупердяем и жадиной.

Они выпили ещё и ещё, когда Лена робко спросила.

- Марат, ты обещал, подумать, как завтра получить допуск?

Захмелевший Марат посмотрел покрасневшими зрачками на скромную девушку.

- Я п-помню, Ленка! И даже придумал, каким образом уломать строптивого «сопроматчика».

- Как?! – словно на параде вскрикнули Лена и Алёша.

- Оч-чень п-просто.

Замолчав, Марат напустил на себя важный вид. Он обвёл однокурсников расплывчатым взглядом.

- Надо дать ему денег! – он захохотал, шлёпая себя по ляжкам и запрокидывая голову, - принеси ему денег, Ленка! И у тебя будет доступ на зимние экзамены.

- Марат, а если, серьёзно? – Алёша увидел, как у девушки погас взгляд, будто она увидела свою фамилию в списке отчисленных студентов.

Марат словно очнулся. Он перестал гоготать и посмотрел за окно. На улице светило солнце, и искрился снег.

- Я дам тебе денег, Ленка! – внезапно обрадовал сын банкира.

Лена встрепенулась. Она глядела прямиком на спасителя.

- Я сразу не смогу тебе вернуть долг, Марат! Но я отдам…, честное слово, верну долг.

- Отдавать ничего не надо, но …, но…, - его голос охрип.

Марат более цепко оглядел хрупкую фигуру девчонки. На этот раз осмотр был более тщательный и детальный. Казалось, что он принимает решение, которое скоро должны услышать однокурсники. Алёша и Лена застыли, боясь пропустить условие, на которое толстосум будет суживать ей деньги.

- А на что ты, Ленка, согласна ради денег? – промурлыкал Марат, томно зажмурившись.

- Ради денег?! Не знаю, – девушка словно вжалась в кресло. Она стала выглядеть ещё меньше, чем была.

Марат усмехнулся потайной мысли.

- Допустим, я неправильно выразился. Не ради денег, а ради получения допуска к зимним экзаменам?

Её голос упал до минимума. Она опустила голову, боясь посмотреть на богатого сокурсника.

- Ради допуска?! Не знаю, но мне обязательно надо получить допуск.

- Не боись, дефочка! – коверкая слова, изображая захватчика - фашиста, прогундосил Марат. – Трахат тебья не буду! Нада толька раздеться, милаш-шка!

- Что?! – она зарделась.

Губы Марата внезапно вытянулись в прямую полоску. Его лицо окаменело. Слова зазвучали с железным звоном.

- Что тут непонятного, Ленка?! Ты раздеваешься – я смотрю. Потом получаешь деньги и вперёд…, за допуском на экзамены. Деньги оставишь себе, но при одном условии, что будешь полностью голой. Ну, как?! Согласна?

Алёша возмущённо посмотрел на него.

- Ты с ума сошёл?!

Марат равнодушно глянул на защитника. Он брезгливо кривил гримасу.

- Лёха, я же не тебя, а Ленку заставляю, раздеваться. И вообще, я просто предложил сделку. Её дело. Пусть решает? Да – нет! Мне, по сути, всё равно.

Троица замолчала. Марат посматривал в окно, на зимние виды, неожиданно превратившись в толстомордого пейзажиста. Алёша мял в руках шапку, а девушка, покрывшись болезненным румянцем, ковыряла кожу возле ногтей.

- Ну, что? Согласна? – Марат нетерпеливо облизнулся.

Вместо ответа девушка схватилась за язычок молнии. Собачка замка на пуховике съехала вниз.

- Эээ…, нет…, подожди, Ленка! – остановил Марат. Его черты лица смягчились, заметив нижайшую покорность, – ты неправильно поняла. Разденешься на улице!

- Где? – девчонка подняла на него испуганное лицо.

- На улице. Не переживай. Никто не увидит.

- Как «никто не увидит»?! Ей достаточно, что мы увидим! – воспламенился Алёша. - Тем более - на улице мороз! Зима! Ты спятил, Марат?! Лена замёрзнет.

Между парнями возникла перепалка, при которой каждый старался привести железобетонные доводы. Сын банкира огрызнулся дворовой шавкой.

- Забыл, спросить у тебя, Лёха? Не задрыгнет. Выпрыгнет из трусиков. Покажет попку и оденется. Я сам знаю, какие условия выставлять. Не хочет оголяться на снегу, так оба катитесь к чёрту! Я никого не держу.

- Ты посмотри на градусник, мутант? – не сдавался Алёшка. – Не дам издеваться над ней.

- Вали домой, букварь! Учи экзамен.

- И пойдём…

- Иди-иди! Скатертью дорожка, нищеброд! Завтра «сопроматчик» не дождётся нашу студентку. Затем его хрен поймаешь. Допуск пролетит мимо кое-кого!

Последние слова подлеца явно предназначались Лене. Они достигли цели, как пуля, выпущенная с близкого расстояния. Нежный голосок прозвучал безропотно, застенчиво, но твёрдо. Лена словно клинком разрубила канат мальчишеских препирательств.

- Марат, я согласна! Покажи, в каком месте, на улице, раздеться? – она потрепала край пуховика, - только, пожалуйста, очень прошу, пусть случайные прохожие меня не увидят?

Алёша почувствовал жалость и неспособность вырвать её от необходимости обнажаться на сильном морозе, перед бессовестным сокурсником. Парень скосил глаза на приборную панель. Встроенный градусник показывал минус двадцать один.

- Обещаю! – криво ухмыльнулся Марат, будто отразившись в кривом зеркале, - никто не увидит и не узнает. Долго держать на холоде не стану. Сразу расплачусь.

Марат грузно вытек из сидения, раскрыв дверь. Ветер ворвался в салон, взлохматив волосы. Он потянулся к пачке сигарет, чтобы снова закурить. Подумав, прихватил опустевший пакет. Алёша не мог взять в толк, для чего Марат сложил пакет и положил в карман. Алексей и Лена вышли из автомобиля по разные стороны. Они не разговаривали друг с другом и даже не пересеклись взглядами. Алёша понимал, что девушка стыдится того поступка, на который согласилась. Но другого выхода у неё не было. Это был единственный способ заработать деньги и рассчитаться с корыстолюбивым преподавателем.

- Пошли к забору. Там надёжнее! - Марат взмахнул пятернёй, как обычно изображают вождей на открытках.

Алёша оглянулся.

«Да, место, действительно, безлюдное и тихое», - подумал парень.

Они потопали по узкой тропинке, забытой людьми, приближаясь к серой секции бетонного забора. Несмотря на солнечную благодать, мороз стал щипать уши, щёки и нос. Марат поднял воротник и нахлобучил глубже шапку. Алёша был вынужден надеть перчатки, потому что стали мёрзнуть руки. Девушка шла позади них, поэтому Алексей не видел её лица. Марат обнаружил небольшой участок примятого снега, расположенного в тени забора и остановился.

- Вот здесь! – мучитель выплюнул засаленный фильтр на ближайший сугроб.

Алёша посторонился. Лена прошла к ближе забору. Она выдохнула клубком пара изо рта.

- Начинай, Ленка! Тут долго не постоишь, - Марат хлюпанул носом, – чем быстрее выполнишь задание, тем скорее уйдём из этого царства льда.

Лена беспокойно посмотрела вдаль. Марат перехватил её взгляд.

- Никого нет, Ленка! Давай, быстрее раздевайся! Напоминаю, ты должна быть полностью голой! – он самодовольно вскинул подбородком. Вдруг спохватившись, полез в карман. Алёша увидел знакомый мятый пакет, который две минуты тому назад взял из иномарки предприимчивый Марат. Лена и Алёша наблюдали, как пакет разорвали по шву пухлые пальцы. Марат кинул раскрытый пакет, как простынь на снег.

- Встанешь на него! На снегу холодно стоять голыми ногами! – его «заботливость» выразилась своеобразно.

Девушка нагнулась, чтобы снять обувь. Это было логично, так как зимние полусапожки помешали бы избавиться от джинсов. Её узкие ступни остались облачёнными в чёрные колготки. Алёша понял, что под джинсами у Лены ещё были колготки. Не лишняя защита от зимней стужи, когда приходиться, торчать на остановке в ожидании общественного транспорта при занятиях, разбросанных по всему городу, учебных корпусах. Лена ступила на пакет, который теперь принял другое предназначение. Миловидная девушка скинула с плеч пуховик, держа его в руке. Лена неуверенно потопталась.

- Куда складывать вещи, Марат?

- Кидай вниз, на сугроб! - Марат боролся с холодом, но интерес к стройной фигуре сокурсницы был запредельным, перевешивая, закрадывающийся ему под одежду, пронырливый мороз.

Без промедления девушка скинула пуховик на снег. Она поёжилась в коротком, вязаном свитере, возможно, любовно связанной ей бабушкой или мамой. Её волосы, подхваченные незначительным порывом ветра, взвились, как ленточки матросской бескозырки. Лена шмыгнула носом. Алёша заметил, как она, находясь в свитере и джинсах, уже стала чувствовать январский холод.

- Не останавливайся! – подстёгнул Марат, - продолжай, Ленка!

Девушка взялась за края свитера и подняла руки вверх. Вскоре шерстяной подарок нашёл место возле пуховика, под ногами. Парни увидели светлую футболку с короткими рукавами и с весёлым рисунком мультяшного героя на уровне груди. Алёша заметил, как по светлой коже рук пробежали мурашки. Она посмотрела утомлённо и униженно.

- Дальше! Дальше! – Марат попрыгал на ноге.

Следующие элементы одежды ей давались с трудом. Природный стыд и леденящий холод тормозили процесс раздевания. Лена с неохотой расстегнула пуговицу на джинсах и дёрнула язычок молнии. Джинсы раскрылись, показав достоверность Алёшиных мыслей, насчёт чёрных колготок. Она стянула брючины, по очерёдности приподнимая то одну ногу, то другую.

- Хороша! – вульгарно осклабился Марат, вперившись зенками, рассматривая девушку.

Она стояла, в обтягивающих юные бёдра, колготах, через которое просвечивало нижнее бельё. Её длинные ноги и плавная линия бёдер взволновали Алёшу. Сокурсница выглядела худющей, будто одежда специально была подобрана таким образом, чтобы зрительно прибавить вес.

- Мне холодно! – бедняжка обхватила руками тело.

- Тогда наши договорённости ликвидируются! – злобно отреагировал Марат.

- Стой! Марат, я не это хотела, сказать! – девушка выдохнула пар и нервно вытерла мокрый нос. Её ресницы, тронутые инеем, моргнули. Она рывком подняла футболку, продев через голову. Мультяшный герой исчез. Вместо него оголился плоский животик с нежным пупком. Хрупкие ключицы и тонкая длинная шея делали девушку более уязвимой и трогательной. Парни увидели белый лифчик, поддерживающий небольшую грудь. По выступившим рёбрам девчонки можно было рассчитать структуру скелета.

- Договорённости снова действуют! Но нет времени на отдых, – Марат зарылся в воротник по глаза.

Настал черёд колготок. Девушка стала их скатывать вниз, как палас. Девушка всхлипнула, когда к горе одежды прибавились колготы. Она осталась в маленьких, белых трусиках и таком же однотонном лифе. Лена тряслась от, обволакивающего хрупкое тело, холода. Её губы дрожали, а зубы отплясывали чечётку.

- Ну, хватит, Марат! – Алёше было больно смотреть на замерзающую Лену. Он согласился, что сокурсница - обладательница красивой, привлекательной фигуры, которая может свести с ума. Но лицезреть подобную красоту надо при других обстоятельствах, не на пронизывающем насквозь морозе, когда несчастная мёрзнет в одном нижнем белье на открытом январском воздухе.

- Тебе хватит, а мне нет! – цинично отверг Марат. Он пробуравил полуголую девушку испепеляющим взглядом, - снимай всё!

- Я н-не м-могу! Р-руки з-замёрзли! – она спрятала покрасневшие ладошки под мышки, начав топтаться на месте, чтобы хоть чуточку согреться. Её коленки непроизвольно тёрлись друг о дружку, чтобы пригнать крови к оголённым конечностям.

- Прекрати, Марат! – Алёша сжал кулак, собираясь замахнуться.

- Только попробуй, ударить! – процедил соперник, - и твой долг вырастет в десять раз! И ещё, на будущее…, потом на меня не рассчитывай. Больше не дам ни копейки!

Кулак разжался. Алёша справился с эмоциями, словно отрезвев. Денежные вливания в учебной жизни помогали избегать учебных долгов.

- Я уж-же с-снимаю! – Лена выгнула спину, словно парализованная, заведя руки за спину. Она в буквальном смысле сражалась с замком лифчика задубевшими и непослушными пальцами.

Раздался негромкий щелчок. Алёша с сожалением увидел, как в один момент поддерживающие чашечки ослабли. Лена кинула бюстгальтер в общую кучу. Перед двумя парами глаз предстала маленькая девичья грудь. Несмотря на скромный размер, её острые розовые соски, торчали вверх, как пирамидки.

- Ого, Ленка! – довольно расплылся Марат.

Лена приложила красные ладошки ко рту и подула на них. Она дрожала всем телом, будто через неё пропускали ток. Она вопросительно-жалостливо глянула на Марата. Девушка надеялась, избежать последний и унизительный шажок, чтобы не снимать трусики. В её взгляде читалась и просьба, и мольба. Она достаточно оголилась, чтобы Марат откровенно мог видеть её гибкое тело. По большему счёту она исполнила его приказ. Поэтому хотела, рассчитывала на снисхождение, на ту небольшую поблажку, что ей так необходимо.

- М-мож-жно од-дев-ват-ться, М-мар-рат? – тихо попросила Лена, выдавливая слова, как остаток крема из опустевшего тюбика.

- Одевайся…

Лена вымученно улыбнулась белоснежной улыбкой. Однако радость оказалась преждевременной.

- Одевайся, если тебе не нужны деньги! – заключил гадёныш.

Студентка склонила голову. Она посмотрела под ноги. Алёша понял, что Лена специально отвела от них взгляд, чтобы решиться на ту интимную концовку, что раскроет перед парнями её сокровенную тайну. Настал тот момент, что казалось, Лена перестала, обращать внимание на сильный мороз. Ранимая душа сокурсницы теперь была озабочена другой проблемой, более жестокой по своему характеру. В глазах девчонки появился сожалеющий и потухший взгляд о том, что не стоило соглашаться на унизительную процедуру.

- Мне деньги нужны! – почти шёпотом проговорила Лена. Но это прозвучало, скорее для неё самой, чтобы переступить, перепрыгнуть ту верхнюю планку, которая прежде была ей недоступна по своей чудовищности.

Тонкая девушка взялась за края трусиков и потянула вниз. Она глядела вбок, на снежный навал, который покрылся её одеждой, как стул неряхи, но на котором не хватало только её белых трусиков. Дрожащие и скрученные пальчики помогли трусикам упасть до лодыжек. Нагнувшись, девушка подняла их и закинула их на верхушку одежной кучи. Она выполнила требование мерзавца. Она стояла перед ним абсолютно нагой. Марат вперился, в желанное тело, как ящерица, вращая зрачками.

Представившая перед Алёшей картина взволновала парня. При всём желании не смотреть, не смущать лишний раз скромную сокурсницу, вынужденно оказавшуюся в трудной ситуации, не вышло. Он не мог отвести взгляд, сколько бы ни силился. Это было невозможно. Красивая фигура и половые органы девушки влекли и уносили Алёшу во всевозможные эротические фантазии. Её лобок был тщательно выбрит, без прыщиков, царапин и порезов, которые непременно возникают при эпиляции зоны бикини, как будто она знала секрет успешной девичьей процедуры. Кожа на лобке оставалась гладкой площадкой, будто только вчера она подверглась интимной стрижке. Половые губы девушки, предельно открытые для ознакомления, смотрелись чуть припухшими и оттого выразительно выделяющимися. Алёша сравнил половые губки с мучным пряником, которую любезная матушка природа справедливо рассекла посерединке коготками кошечки. Лена явно являлась домашней девушкой, доселе неизведанно, каким образом решившейся уехать из родительского дома. Алёша не обнаружил у неё ни пирсинга, ни татушек, которыми современные и безмозглые малолетки портят свою великолепную кожу. Алёша проглотил ком в горле, когда Лена подняла на Марата покорные глаза. Девушка находилась целиком в его власти.

- Марат, ты заплатишь мне денег? Не рассказывай, пожалуйста, никому, что я сделала?

Несмотря на трагичность момента, Алёша почувствовал возбуждение. Его половой член стал набухать. Парень испугался, что Лена может учуять его состояние и обидеться.

- Не скажу, Ленка! Что ты…, мы ж договаривались?! – заверил Марат. Он неотрывно глядел ниже животика девушки. – Повернись попкой, Ленка!

Девушка послушно повернулась. Алёша увидел торчащие, симметричные лопатки на притягательной спинке. Парень проскользнул взглядом вниз, по неглубокой ложбинке позвоночника. В нижней части, чуть выше ягодиц, в районе поясницы располагались две ямочки, которые свидетельствовали о хорошем здоровье и правильном развитии девушки. Алёша опустил взгляд. Её попка была выше всяких похвал. Круглая и дразнящая она выделялась своей упругостью. Будто Создатель умышленно наградил девушку сексуальной худобой, а для ягодиц не пожалел насыщения и формы. Она стояла на прямых ногах, и Алёша заметил эротичный просвет в промежности, где виднелись половые губки. Даже, если бы она захотела сжать ноги, то у девушки не получилось бы спрятать нежный бутон женского органа от пронырливых взглядов парней.

- Ох! Какая ты красивая! – заныл Марат.

Алёша увидел, что сокурсник нечаянно прикоснулся к ширинке. По всей вероятности, у Марата, так же, как у него, произошла сильная эрекция.

- Нагнись вперёд, Леночка, маленечко? – голос Марата надломился, превратившись в просящий.

Девушка опёрлась о бетонную стену. Она выгнула спину и выпятила попу. Показался тёмный кружочек узкого ануса, а половые губки, словно дождавшись этого мига, бесстыдно раскрылись во всей манящей красе.

Марат не стерпел. Он спешно сунул руку в карман и задёргался. Его рука пульсировала, как заведённая. Алёша усмехнулся, заметив у него на джинсах расплывающееся мокрое пятно. Лена повернула голову на несвоевременные стоны. Она всё поняла и брезгливо поморщилась. Ситуация диаметрально изменилась. Теперь Лена взяла бразды правления в свои руки. Не спрашивая разрешения, девушка принялась, одеваться. Скомкав свою шапку, Алёша бросился ей помогать. Сокурсница улыбнулась Алёше и обожгла ненавидящим взглядом Марата, который рассеянно пытался, спрятать предательские следы выброса спермы.

- Никак Вы кончили, Мастурбатор? – поддела она.

- Ну! – покраснел Марат. Он стал пятиться от забора, будто покидая проигравшее поле битвы.

- Давай деньги и уезжай поскорее, гадкий онанист! – напала Лена, показав в усмешке ровный ряд зубов.

Марату будто дали пендель под задницу. Он вынул кошелёк и всучил купюры девушке. Его руки тряслись, как у вокзального пьянчуги.

Алёша внезапно вскинул голову, будто что-то вспомнив.

- Марат, у меня есть твой вариант лабораторной для Гульнары Шамильевны. Возьми в моей тетради. Тетрадь в машине. Обязательно перепиши и сдай!

Лена вопросительно глянула на Алёшу, который ей хитро подмигнул.

- Пасиб, - Марат повернулся и, что есть мочи засеменил к машине.

- Тетрадку оставь себе! – вдогонку прозвучала ирония, но Марат уже не уловил сарказма…

… в одном из лучших ресторанов шумела весёлая свадьба. Нарядные гости, и родственники искренне радовались за жениха и невесту, у которых на лицах сияли белозубые и широкие улыбки. Бурным потоком произносились сердечные тосты за безграничное и счастливое будущее красивой пары, с шутливыми пожеланиями обрести дюжину детишек и напутственно - пронзительными словами, сохранить любовь на всю жизнь. Жених и невеста кивали головами, соглашаясь, а затем с любовью заглядывались друг на дружку. Молодожёны живо откликались на заключительную команду «Горько!» и с обоюдным желанием, но одёргивая себя, целовались лёгким прикосновением в губы. Когда начались танцы, Алёша и Лена вышли в круг и лихо заплясали. Затем обессилено уселись за стол. Гости от них ненадолго отстали, ринувшись дружной стайкой в танцевальный круг.

- Устала, Лен? – жених нежно обнял молодую жену.

- Нет. С тобой я готова танцевать до рассвета. Вернее, уже вместе с тобой и нашим карапузиком!

- Ты осторожнее с танцульками! – парень скосил глаза на живот, пока незаметный для остальных, - мне нужен здоровый сын!

Лена игриво стрельнула на мужа глазками.

- Я надеюсь, что ты подарил мне дочку!

Алёша примирительно склонил голову набок, не переча второй половинке. Затем плутовато улыбнулся.

- Пусть родится дочка, раз ты, Лена, сильно желаешь! Но договоримся, что вторым бебиком родится пацанчик?!

- Я тебя люблю, Алёшка! – засмеялась девушка и потёрлась, как кошечка, щекой. В образовавшемся, между ними, союзе царствовала гармония и большая любовь.

- Вау! С Вами, Елена, приятно иметь дело! Вы понимаете меня с полуслова! – произнёс он, пародируя иностранного бизнесмена. Не сдержавшись, Алёша привлёк жену к себе, насколько позволяло её роскошное свадебное платье.

- А мне всё-таки жаль Марата! – внезапно призналась она тихим голосом. – Денег немерено, а родительской ласки он так и не дождался. Озлобился и скатился на дно.

Парень задумчиво глянул на Лену. Он тоже подумал о похабном сокурснике, но прежде всего, восхитился отходчивостью и незлопамятной черте в характере супруги. Прошло всего полгода, а его юная жена, похоже, простила обидчика.

- Но он же сам выбрал дорогу, Лен?! С его деньгами были открыты все двери. Любые возможности мог воплотить в жизнь. Это нам приходится добиваться самим. Лезть на стену, скрести и ползти. Раздеваться на морозе! А ему - свистни и захапаешь, что захочешь. А то, что его поймали пьяным за рулём, так это скорее для него удача.

- Какая удача, Алёшка? То, что его лишили прав? Или то, что он серьёзно рассердил своего отца, который забрал ключи от иномарки, и Марат стал, как мы, пешими?!

- Огромная удача, Ленусик! Об этом и толкую! – глаза парня живо заблестели, - Во-первых, Марат не врезался. То есть остался жив, а не превратился в какого-нибудь скрюченного инвалида. Во-вторых, не сбил прохожего насмерть. То есть не сел в тюрьму уголовником. Конечно, удача! Везение!

- А ведь, Алёшка, ты прав! – она распахнула глаза от подобной страшной перспективы.

- Но ты тоже права, моя любимая жена! – смягчился жених. – Марат вогнал себя в яму без посторонней помощи.

Улыбчивая Лена покачала головой.

- А здесь я с тобой не соглашусь, муженёк! Посторонняя «помощь» присутствовала. Почему Марата выгнали из института?

Алёша закрыл рот ладошкой. Его глаза весело заискрились.

- Ну-ну, смелее?! Напомни, почему выгнали? Скажи причину? – девушка попыталась оторвать его ладонь ото рта. Когда Алёша показал ей фигу, они рассмеялись. Девушка продолжила.

- Потому что кое-кто дал ему тетрадку с неправильным вариантом лабораторной работы. Марата, как глупого ослика обвели вокруг пальца. Он пытался сдать ложную работу. А Гульнара Шамильевна воплотила в жизнь угрозу. Она была возмущена наглым поступком Марата, которого предупреждала.

- Я лишь дал тетрадь. А накосячил Марат сам. Но ничего страшного не случилось, Лен! Я слышал, что банкир уже восстановил сынулю в другом институте. А, если говорить откровенно, то я благодарен Марату! Он отбросил и уничтожил все мои сомнения. Я моментально принял решение.

Алёша мужественно вытерпел паузу и её, повисший в воздухе, немой вопрос вырос до размеров строительного крана.

- До памятного морозного дня мне сильно нравилась одна сокурсница. Но я сомневался. Мне было страшно и боязно. А потом я осмелел. Сделал предложение!

- Ах, ты сомневался?! – она шутливо нахмурилась, - и в чём же сомневался?

Алёша принял мечтательное выражение.

- Ну, мало ли…, вдруг девушка окажется уродиной! Толстой или наоборот чересчур дохлой! С волосатыми титьками или с обвисшей попкой. Но смею заверить, прекрасная Елена, у Вас всё в порядке…, просто восхитительно! Я увидел сказочную картину и меня будто бахнули по темечку. Пришло просветление. Я потерял голову от красоты. Влюбился по уши! Созрел для женитьбы. Готов положить холостяцкую жизнь на вечный алтарь любви. Так что Марату – отдельная благодарность!

- Ну, ты жук! – прыснув, она ткнула его острыми кулачками в плечо, - ты увидел меня голой и только тогда решил жениться?!

- Ага! – задорно расхохотался Алёша и прильнул к её губам. Они жарко поцеловались.

- Марат - вообще дурак! – произнесла она, с мелодичным смехом. - Не удержался и онанировал. Дебил!

- Лен, я тоже чуть не брызнул! Кое-как сдержался. Теребил шапку, – виновато признался парень, прикусив губу.

Его жалкий вид привёл девушку в восторг. Она смеялась до слёз, утирая глаза.

- Алёшка, а как будет по-английски «зима»? – неожиданно спросила она, когда приступ смеха закончился.

- Winter.

- Винтер?! Нет, не то…

- Что ты хочешь?

- Ищу имя для дочки! – беззаботно поделилась невеста. Она ненадолго задумалась, - Алёшка, с чем у нас ассоциируется Зима?

Жених живо откликнулся, став перечислять.

- Зима, холод, санки, снег, лыжня, мороз…

- Мороз! Хм…, здорово! Как будет - «мороз»?

- Frost.

Лена цокнула.

- Фрост?! Блин, тоже не то. Не девчачье имя – Фрост.

- Как «не девчачье»? – возразил Алёша, - Наоборот, самое подходящее имя для дочки!

- Фрост?! – она недоверчиво посмотрела на мужа. – Напоминает марку холодильника!

- Фрост – Фрося! – захохотал парень. – Старинное имя! Устанем от женихов отбиваться.

- Это точненько! Устанем…, – звонким колокольчиком рассмеялась невеста.

К молодожёнам подбежал взмыленный тамада.

- Алёшка! Леночка! Начались конкурсы. Пойдёмте скорее?

Молодая пара резво поднялась и, взявшись за руки, поторопилась к гостям, которые встретили их скандированием имён, овациями и радостными возгласами.

Новую семью ожидала Жизнь! Многоликая, полноводная, неизведанная, но, безусловно, долгая и счастливая…
12 102
Голые Топ 10