Службовый Роман

Меня все обычно зовут "Лужа" - от фамилии. Но Она - только по имени. "Ромочка". Ей и в голову не приходило назвать меня оскорбительно. Ведь она так любила меня...

Наша история началась, как ни странно - на работе. Я пахал в цеху по сборке телевизоров уже два года, когда появилась она... Красивая и порочная. С мускулистыми ножками под короткой юбкой, и зазывным взглядом карих глаз. Комола. Гостья солнечного Южностана.

Мой рабочий день был прост и незатейлив: Сидя у конвейера, я паял проезжающие мимо платы кинескопов. Ничто не предвещало того чуда, которое случится со мной очень скоро...

Итак, одним прекрасным и остропахнущим весной утром, я прошёл сквозь проходную завода, и зашёл в свой цех. Снял верхнюю одежду, достал из портфеля термос и спрятал его за ножку железного стола. Там был горячий чай - которым я обычно подкреплялся в ожидании обеда.

Я сел на стул и взглянул налево - с той стороны шли телевизионные платы, которые я собирал. И обомлел: ко мне приближалось видение. Оно было в кожаной юбке в складку, и в облегающей майке с коротким рукавом. Из майки выпирали две симпатичные, круглые дыньки третьего размера. Разрез майки был очень большой, и можно было заглянуть в самую бездну. "Глаза - выше!" - пропел голос, и я поднял взгляд на её лицо. Не сказать чтобы очень красивое, хотя наверное в той стране, откуда она родом - это было достаточно привлекательно. Лицо не плоское, но тюркское. Наливные губы, а над ними слегка заметный пушок. "Много тестостерона" - подумал я. Значит сильный темперамент, и будет кобылкой в постели.

- Так это здесь моё рабочее место? - спросила она. - Меня послали на помощь какому-то Роме. Сказали, что он один не справляется.

"Благодарение небу!" - успел подумать я. - Да, да - это я, счастливо произнёс я вслух. - Присаживайтесь рядом, очень приятно!

- Но здесь нет второго табурета... - надув губки произнесло прелестное создание.

- Не беда, сейчас организуем! - и я встав, обошёл её со спины. Сзади она была ещё красивее - короткая юбка облегала выпуклый зад, который бросал мне вызов.

Бегая по цеху в поисках второй табуретки, я не удержавшись, оглянулся в ту сторону где оставил её. Незнакомка облокотилась о конвейер и рассматривала лежащую на нём плату телевизора. При этом она так выпятила свой зад - что стал виден край кружевных трусиков. Красненькие! - промелькнуло у меня в мозгу. Во мне что-то щёлкнуло, так что я схватив бесхозную табуретку, припустил обратно. Тем более что вокруг неё уже стал виться один из местных донжуанов. Сказав ему пару ласковых, я глядел как он испаряется в другой конец цеха. После чего обернулся к женщине.

- Комола! - представилась она, и сделала полу-шутливый книксен. "Ого, какие манеры!" - подумал я.

- Очень приятно. Как меня зовут, вы уже знаете. А теперь я знаю, какое моё любимое женское имя - состроумничал я.

Мадама улыбнулась, и села на предложенную ей табуретку. "Вот бы уронить что-нибудь, дабы можно было залезть под стол... Ведь у неё такая короткая юбка!" - промелькнула у меня крамольная мысль. Ладно, успеется.

Рабочий день начался. Солнце встало за окном, и просунуло утренние лучи в высокие окна. Ими оно ощупывало мою фемину, особенно стараясь осветить её высокие и пухлые груди. Треть которых, явно не помещалась в бюстодержатель. Краешек лифчика показывался из выреза майки, а выше были только сиськи. "Не сметь!" - крикнул я солнцу. "Она моя! Только я буду её щупать!"

Комола оказалась на редкость сообразительной. Схватывая с полуслова, она точно повторяла мои движения, и паяла с ловкостью заправского пайщика. Оказалось, что у неё в децтве был небольшой опыт работы с жалом паяльника. Тем лучше - не придётся долго учить, и останется больше времени на...

Подошло время обеда. Я достал из портфеля незамысловатый хавчик, а её отправил за водой для чайника. Глядел на удаляющиеся ноги, и бёдра - которые качались из стороны в сторону - влево, вправо. Влево-вправо... Я почувствовал, что мой орган наливается весенней силой. Он приказывал мне смотреть на эту уходящую вдаль чёрную юбочку, и я не мог отвести взгляд. Опомнился только, когда она вернулась с полным чайником. Поспешив ладонью прикрыть бугорок на штанах, я похвалил её за расторопность. Молодец! Из тебя выйдет хороший работник.. ца.

На следующий день, придя на работу, мы услышали радостную весть о том, что конвейер сломался. Сегодня будет много свободного времени.

- Покажете мне завод? - пропела она. (Ну как я мог отказать?)

Все рабочие разбрелись по углам, а мы с ней вышли на территорию. "Можно начать осмотр - с во-он той дальней, заброшенной котельной". - предложил свежеиспечённый гид. Комола молчаливо и одобрительно улыбнулась. Мы прошли с ней по асфальтированной дорожке мимо политого газона. Чем ближе мы подходили к заброшке, тем неухоженнее становилась территория. Стали попадаться обрывки кабеля, битые кирпичи, куски шифера. Один из них раскололся у меня под сапогом.

Железные створки входа в тёмную котельную, были подозрительно приоткрыты. Оттуда пахнуло сыростью и страхом. - После вас? - шутливо предложил я. Но пришлось взять её за маленькую ладошку, и втянуть за собой под ржавую створку ворот.

- Ой! Здесь паутина! - недовольно сморщила носик Комола. Не буду пока говорить ей, что она к тому же испачкала спину чем-то белым. Наверное извёсткой.

- А здесь нет скорпионов? - испуганно спросила девушка. - Нет! - успокоил я её - Они бы здесь не выжили. Здесь им было бы нечем питаться, кроме мазута.

Мы пробирались меж завалов разного хлама. Распахнутые створки электрощитков протягивали нам свои ручки. Под ногами струилась вода и лежали деревянные обломки ящиков. Балка чего-то огромного преграждала нам путь, но мы перешагнули через неё. Я подал даме руку, и она благодарно использовала её. Сквозь дырки в крыше пробивались редкие солнечные лучи. Было тихо и сумрачно. В углу котельной, виднелся какой-то грязный стол. Завернув за торчащую посреди обломков трубу, мы подошли к этому железному верстаку.

- Я кажется наступила на что-то острое - с сожалением произнесла принцесса котельной. Я снял куртку, которую предусмотрительно захватил с собой, и постелил её на стол. Присаживайся!

Подсадив её, я усадил девушку на верстак. Сейчас посмотрю. Я присел на корточки таким образом, что моя голова находилась теперь напротив её пухлых, белых коленок. Взяв в руки её красную туфлю-лодочку, я снял её. Приподнял её босую ножку, и присмотрелся. Вроде заноз нет. Якобы решив осмотреть возможные повреждения, я провёл указательным пальцем по её миниатюрным пальчикам. Затем покрутил её ступню: "Не больно?". "Нет" - выдохнула она. Затем я легонько провёл тыльной стороной руки по её голени. Было очень приятно ощущать под пальцами женскую тонкую кожу.

Затем я поднял руку выше, и дотронулся до её колена. Комола слегка вздрогнула. "Не бойся!" - успокоил я её. "Я профессионал." Взяв в каждую ладонь по её колену, я поднял свою голову горизонтально. Напротив моего взгляда - оказались две внутренних поверхности её бедра, которые суживаясь - заканчивались бугорком трусиков. Красные, кружевные... У меня помутилось в глазах, я резко встал, опрокинул её на спину, схватился руками под её коленки, и притянул к себе. В её очах мелькнул страх, но она не сопротивлялась. Я сам наклонился к её грудям, и вытащил одну из них, потянув вниз майку с бюстгальтером.

Некоторое время я созерцал увиденное. Большая, налитая молоком грудь призывно смотрела на меня своим соском. Средней формы, ровный, он притягивал мой рот как магнит. Я послушался зову природы, и наклонившись, присосался к нему.

Издали сбоку, мы наверное казались двумя буквами Г сложенными друг на друга. Верхняя буква старательно облизывала грудь нижней...

Внезапно Комола оттолкнула меня, и я отошёл на полшага от верстака. Сидя на нём, она потянулась к моему поясу, и когда я вновь придвинулся ближе - сдёрнула штаны вниз, вместе с ним. Несколькими сильными движениями, похожими на стягивание кожи со змеи, девушка опустила мои штаны до колен. После этого, обхватив меня за ягодицы, придвинула к себе ещё ближе.

Некоторое время она смотрела на выпирающий под моими синими трусами член. Потом задышала чаще и тяжелее, затем сдёрнула трусы вниз, вслед штанам.

Мой член закачался вверх-вниз. Завороженными глазами она следила за его движениями. После того, как он успокоился, схватила его рукой и потянула меня за него к себе вплотную. Держа его у себя в руке, она приблизила его головку, закрытую верхней плотью - себе к глазам. Скосив очи, она осмотрела его со всех сторон. Потом подняла член немного кверху. Затем провела пальцем свободной руки по семяпроводу на нижней стороне органа. Край её ноготочка доставил мне сильнейшие ощущения своим покалыванием. Мой член непроизвольно дёрнулся. Она, подняв голову, посмотрела мне в глаза и улыбнулась. Я сразу же почувствовал сильнейший прилив крови к своему пенису.

Опустив опять голову, она вобрала мой член в свой рот, и я стал наблюдать, как её причёска ходит туда-сюда. Ближе к моему животу - дальше от него. Ближе-дальше... Моей пипиське было тепло и мягко. Словно внутренность свежезабитой говядины обернули вокруг члена. И тут я почувствовал как маленькая, горячая змейка начала юлить на моей головке. Это девушка решила подключить свой язычок. "Какой он у неё быстрый и умелый!" - пронеслось молнией в моём разгоряченном мозгу. Я прикрыл свои глаза. Вдруг Комола отстранилась. Я резко открыл глаза. Комола схватила жёсткий нефритовый стержень в свою ладошку и неожиданно сильно и быстро стала дрочить мне. Глядя мне в глаза. Я не удержался и тут же кончил. Семь быстрых выстрелов попали ей прямо в грудь.

Комола замедлила движения, и ещё немного поводила рукой туда-сюда. Ощущения были божественные. Затем отпустила член, и он, быв прежде жёстким - стал постепенно опадать. Я смотрел на неё, не в силах пошевельнуться. А она глянув себе на грудь, достала откуда-то платочек и стала вытирать мои импрессионистические художества.

Я не мог вымолвить ни слова, и только тяжело вздохнул. Комола вытершись, вновь взглянула на меня, и улыбнувшись, запрятала сиську обратно. Я опомнившись, подтянул штаны и всё остальное кверху, затем подал ей руку. Она приняла её и подтянувшись, встала. Её немного качнуло, и я обнял её за талию, чтобы ей не упасть назад. Женские глаза плутовато посмотрели на меня. Я ответив на её улыбку своей, встал сбоку от женщины, и за талию повёл её к выходу. По пути мы, правда чуть не ударились головой о свисавший лист железа. Но я не забыл свою куртку, а это главное.

Выйдя из ворот котельной, мы зажмурились от яркого солнца. Затем поспешили в свой цех. Остаток дня прошёл как в тумане, но быстро.

После этого случая, мы обнаглели настолько, что сидя рядом за конвейером, моя рука закончив работу над ним, опускалась под него. И проникала Комоле в трусы. Там же я отключал руку от мозга, и она делала в этом мокром месте что хотела. Благо что на этой стороне конвейера мы сидели одни, а за нами была стена. Низ же конвейера я заставил досками "якобы от ветра". Ну и от любопытных взглядов в том числе.

Правда учитель-итальянец издалека удивлённо поглядывал на лицо моей соседки, когда моя рука слишком уж резво гуляла у неё в трусах. Но видимо считал это местными традициями. Тем более что брака у нас не было.

Я дарил ей цветы и другие подарки, а она изредка отвечала мне постелью. И своей преданностью.

Следующий случай произошёл у нас ровно через месяц. Когда мы синхронно решили прогулять работу. Она пригласила меня к себе домой. "Но я буду не одна" - предупредила она меня. Я опешил. "У меня мaлeнький рeбёнoк, девочка. Её не с кем оставить." - извинительно пояснила Комола. Успокоившись, и оглядевшись по сторонам, я украдкой поцеловал её в щёчку.

На следующий день, я пришёл по указанному адресу. Поднялся на нужный этаж и позвонил в квартиру. Дверь сразу распахнулась, и Комола предстала предо мной в полу-прозрачном кружевном пеньюаре. Кровь сразу бросилась мне в голову. Я протянул к ней руки, но она увернувшись, пригласила меня внутрь, наказав закрыть дверь. Что я и сделал, от нервов правда громко хлопнув ею и не попав первый раз щеколдой в отверстие.

- Тише! Рeбёнкa разбудишь! - зло прошептала моя пассия. И правда - из тёмного проёма в стене вышло существо, лет пяти - в ночной пижаме. Позёвывая, и потирая кулачками глаза. Комола бросилась к ней, и причитая "Моя девочка!" - потащила её укладывать в кроватку. Я тем временем зашёл в центральную залу и огляделся. Типичная азиатская обстановка: на полу огромный ковёр, с высоким и шелковистым белым ворсом, в котором утопала нога. Мебели почти нет, только телевизор в углу.

Комола между тем вернулась, и за руку потащила меня в другую комнату, где стояла кровать. Выключив свет, она опрокинула меня навзничь. Я, упав спиной на мягкую постель, приподнялся на локте и стал осматривать моё видение наяву. Она подбоченившись, стояла перед кроватью в пеньюаре, который она успела сменить - и теперь была в таком же, но белом! Этот был ещё сексуальнее, и более прозрачный. Её тело было почти открыто, и в лунном свету выглядело особенно привлекательно. Затем она перевела взгляд на мои штаны. "Как ты быстро уже готов!" - с усмешкой произнесла она, глядя на бугорок под молнией моих джинс. Я извинительно улыбнувшись, продолжил ощупывать её взглядом.

Она тем временем встала на колени перед кроватью, по-собачьи нагнулась ко мне. После чего, приблизив своё лицо к пахнущей медью застёжке, схватила за язычок молнии зубами! И осторожно потянула вниз. "Как хорошо что я догадался смазать молнию, машинным маслом!" - подумал я вскользь. Комола тем временем уже раскрыла застёжку, и просунула руку внутрь. "Какой он у тебя горячий!" - произнесла она восхищённо. Затем, расстегнув пояс, потянула джинсы вниз. Слегка приспустив их, она помяла пальцами мой член под трусами. После этого, тихонько стянула их вниз, опять же зубами!

Теперь если кто-нибудь мог заглянуть этой лунной ночью в окно, увидел бы - что на огромной кровати с краю, лежит навзничь довольный самец. Раскинув руки. А голова его самки ходит вверх и вниз над его животом, щекоча ему кожу своими длинными волосами.

... её язычок передвигался по стволу медленно и нежно. То она сначала касалась его кончиком языка. То целовала нежно губами. А затем внезапно насаживала свой рот полностью на член и заглатывала его жадно и глубоко. Кавалер её дышал сильно и тяжело. Ему было очень хорошо - он ощущал неземное блаженство. Иногда он сжимал в кулаке простыню, затем разжимал кулак. Надо было терпеть, пока можно. А валькирия тем временем продолжала своё дело, работая головой как поршень механизма...

Блаженство в низу живота всё нарастало, наливалось соком удовольствия. Готово было лопнуть в любую секунду. Затем, когда казалось что терпеть сил больше нет, я крепко обхватил её волосы на голове двумя ладонями. Тут же внутри меня всё словно взорвалось. И в глубокую и тёплую пещеру начали бить тугие струи белого счастья.

Комола вырвалась из моих рук, и приподняла голову. Теперь ей в лицо начали попадать мои выстрелы, задев слегка волосы несколькими каплями. Ручейки потекли по её лицу, капая мне обратно на лобок.

После этого, мы ещё несколько раз ходили в дальний конец котельной. Это не считая ежедневных ручных упражнений. Пару раз она звала меня к себе домой. Сидя голыми посреди комнаты на ковре - мы предавались невинным шалостям. Хотя почему невинным.

"Ты не боишься оставлять её вместе с нами в комнате?" - спросил я. "Она плачет и не может уснуть" - пропела Комола. И внезапно заплакала. Девочка в углу подняла голову от своих игрушек. "Почему ты плачешь?" - спросил я её. "Сначала я потеряла мужа, а теперь теряю тебя - мне нужно будет навсегда уехать в другую страну, по причине работы".

Тогда я видел её в последний раз. С пафосом я пообещал всегда любить её, но понимал, что физически это больше не будет возможно.

Сегодня, сидя в одиночестве у конвейера, я вспоминаю всё произошедшее как фантастический сон, и ощущаю, что такое было со мной в первый и наверняка последний раз. А рука теперь не находит себе дела. Ей так одиноко вне трусов Комолы... Желаю всем испытать такой же удачи, какая выпала на мою долю. Адью!
4 127
Голые Топ 10