Эротические порно рассказы » Измена » Эротическая эпопея

Эротическая эпопея

Я хочу рассказать самую обыденную историю, которая не может претендовать на оригинальность, и относится к разряду бытовых. Здесь нет особой интриги, нет приключений. Только простое изложение фактов, в строго повествовательной форме. Все эти события происходили в начале девяностых, но я уверен и в настоящее время может произойти нечто подобное.

Сева Ширков, работал в одном из НИИ оборонного комплекса, в отделе обеспечения. Был он весьма заурядным человеком, 28 лет от роду. В основном вся его жизнь проходила между домом и работой. Конечно, иногда бывало, он ездил в другие города по казённой надобности. Семьи у него не было. Вялым он был человеком и ленивым до безобразия. Внешность у него, самая обычная - среднего роста, худощавый и немного сутулый, с абсолютно не примечательным лицом, продолговатого типа, и носом картошкой.

Такая внешность не может привлекать женщин по определению, и потому тусклая жизнь казалось, будет вечной. Но как-то приятель Севы, Саша Чунтиков, пригласил его на яхту, поиграть на гитаре и повеселить людей. Яхта была небольшая, и на ней собрались всего несколько человек. Сева, Саша, кладовщица НИИ Эмма Кузовлёва, и Жорик Строков с женой Ветой. Сева, когда яхта вышла в море, взял гитару, и стал наигрывать блатные песни. Его репертуар состоял в основном из шансона. Сева сидел в каюте внизу, а наверху находились все остальные, и им, разумеется, очень хорошо были слышны напевы Ширкова. К этому творчеству все окружающие отнеслись спокойно, только Вета Строкова, послушав немного и скривив лицо, опустилась вниз в каюту и посмотрела на сидящего с гитарой Севу: «Ну и противный же у тебя голос, лучше вообще не занимайся музыкой, чем так»

Сева сразу перестал играть и сказал: «Не нравится - не слушай, я вовсе не для тебя играю, и кто ты вообще такая, чтоб тут командовать» Но супруга Жорика продолжала: «И кто только таких сюда приглашает, разве это репертуар у тебя?, Вообще никудышный, Намного лучше песни есть, вот бардовские например» Спор такой обычно ни к чему не приводит, и на этот раз спорящие не пришли к единому мнению, но вот на небе появились тучи, и отдых на яхте закончился. Пришлось быстро возвращаться в порт, вернее в городской яхт-клуб, где базируется посудина.

После того случая, у Широкова остался негативный осадок. И он внутренне был настроен против знакомых Чунтикова, который и был тогда капитаном яхты. Из тех, кто собирался на яхте все, кроме Жорика, работали в одном НИИ, хотя конечно в разных подразделениях.

И вот через несколько дней после прогулки на яхте Сева по служебной необходимости, в своём НИИ зашёл в лабораторию, на пятом этаже. Забрал там нужные документы и помчался вниз по лестнице, к себе в корпус. Он по территории своего предприятия обычно перемещался бегом. Привычка была такая. И увидел, как по лестнице наверх ему навстречу с такой точно скоростью мчится его знакомая Вета Строкова. Одежда у Веты была вызывающей, почти вульгарной. Короткая мини-юбка и блузка с глубоким вырезом.

Они поздоровались, и каждый из них ещё проскочил по одному лестничному пролёту. Но затем, не сговариваясь, они вместе вернулись назад, и остановились на площадке между этажами.

- Знаешь Сева, - первой разговор начала Вета, - ты не обижайся на меня, я наверно тогда погорячилась, но мне действительно не нравятся блатные песни, которые ты тогда распевал в каюте. Ширков примирительно посмотрел на собеседницу: «Ладно Вета, я на тебя совершенно не обижаюсь, я же и сам понимаю, вкусы у всех людей разные и всем не угодишь.» После взаимного примирения, бывшие оппоненты разговорились, и даже сами не заметили как наступил конец рабочего дня. Сева из разговора узнал, что Строкова, живёт вместе со своей семьёй в общежитии.

По многим внутренним параметрам собеседники были похожи. Вета заканчивала тот же ВУЗ, что и Сева, только училась на другом факультете. Она была спортсменкой и выступала на соревнованиях по лёгкой атлетике, но по личным обстоятельствам отмела спортивную карьеру и очень рано вышла замуж. Разница в возрасте Севы и Веты составляла две недели и у таких людей всегда бывает много общего. В тот день Сева проводил свою новую подругу до дверей общаги, и продолжил путь домой, до которого ему оставалось несколько минут энергичной ходьбы.

Осенью Саша Чунтиков собирал кампанию друзей для похода по заповедным местам Украины. Предварительно собрали исторические факты о местности, которую собирались посетить. В этой кампании оказались и Сева и вся семья Строковых, их подруга Тая Плюшкина, которая действительно была очень пышной дамой, а также охранник городского музея Слава Становой и бухгалтерша нашего заведения Иля Хварсина. Взяли с собой рюкзаки с провизией, фотоаппараты и даже две гитары.

Одним словом отдых намечался неплохой. Хотелось посмотреть в Славяногорске древний монастырь и пещеры, которые находились неподалёку. На высоком правом меловом берегу Северского Донца и было расположено изящное и грандиозное историческое сооружение. Выехали из дома в полночь. Несколько часов на поезде и уже в шесть часов утра вышли на необходимой станции. Хотя расстояние, пройденное от города, было небольшим, все устали от тяжёлых рюкзаков.

Приблизительно в десять утра на небольшой лесной поляне стали устанавливать палатки. Мелкий моросящий дождь, слегка портил настроение, но окружающая природа компенсировала своей красотой временное метеорологическое неудобство. Когда палатки уже поставили, Слава бросился вытаскивать из рюкзака запасы провианта. – Ты проголодался уже? – спросил его Жора Строков. – Особо не проголодался, хотя перекусить не мешает – с этими словами Становой запихал в рот бутерброд с ветчиной. После обеда дождь кончился, и вся компания отправилась в лесной массив на прогулку.

Радуга вспыхнула на небе разноцветным коромыслом. Очень интересно осмотреть окрестности и пройти по берегу широкой реки. Такие прогулки оставляют неизгладимое впечатление на всю оставшуюся жизнь, особенно для городских жителей, не избалованных красотами природы. Прогуливаясь по окрестностям, туристы дошли до пещеры, в которой когда-то жили монахи и проверили её на акустические свойства. Забрались внутрь и стали на гитаре играть песни. Сева и Саша Чунтиков попеременно, словно соревновались между собой в исполнительском мастерстве. Они по очереди играли на гитаре, и невооружённым взглядом было видно, что они хотят произвести впечатление на Илю Хварсину, которая им обоим очень нравилась. Это была молодая женщина, высокая и стройная, с белокурой пышной причёской, с лицом кукольного типа, отдалённо похожим на Мальвину. Но эта особа не слишком обращала внимание, и не хотела замечать, как неравнодушны к ней молодые люди. Этот факт, не ускользнул от проникающего взгляда Веты, сидящей скромно, около самого выхода из пещеры.

Два или три десятка песен разных жанров прозвучали под сводами пещеры, и вся компания путешественников направилась в сторону лагеря. На поляне около палаток развели костёр. Привезённое с собой мясо, быстро приготовили, как положено и стали лакомиться вкусным шашлыком. На ночлег разделились на три группы, соответственно по числу палаток. В одной разместилась семья Строковых. В другой Иля Хварсина и Тая Плюшкина а в последней третьей Сева Ширков, Саня Чунтиков и Славик. Ночь была тихой и звёздной. Изредка шуршали ветки деревьев от лёгкого ветерка, да плескалась река неподалёку. Никто не нарушал покой путешественников и вскоре они уснули крепким здоровым сном. Проспав несколько часов, первым в мужской палатке проснулся Сева Ширков. Он выбрался из палатки и отошёл на некоторое расстояние по малой нужде, а когда возвращался обратно, услышал вдалеке хруст веток.

"Интересно - подумал он - у нас вроде все спят, и кто это в такую рань бродит, наверно чужаки сюда забрели, надо посмотреть". С такими мыслями Сева направился в ту сторону, откуда слышался звук. Он старался ступать по земле неслышно, и ему это удавалось, поскольку, он обут был в спортивные лёгкие кроссовки. Двигался Ширков к реке к тому месту, где деревья были расположены близко к береговой черте. Там трудно подобраться незамеченным, но Севе это удалось блестяще.

В мыслях он сам себя похвалил за такую незаметность, и очень осторожно пробравшись сквозь чащу, пригнулся к самой земле и посмотрел в нужном направлении. Из-за веток он увидел на берегу Вету Строкову. Но не это удивило его. Двадцати-восмилетняя женщина была совершенно голой. Она вышла из своей палатки в халате, который на берегу сбросила и пошла в воду. Таким зрелищем Ширков был потрясён. Чувство, похожее на половое возбуждение как огонь стало разгораться внутри. Зайдя в воду по колено, Строкова стала намыливать себя мылом, которое принесла с собой. Сева, прижавшись к земле, наблюдал эту картину с замиранием. Он глядел на Вету сзади и прекрасно рассмотрел её белые выпуклости ягодиц. Коричневую спину, с узкими белыми полосками следов от бюстгальтера. Загорелая кожа Веты, прекрасно гармонировала с окружающей природой. Строкова была небольшого роста с крепкой спортивной фигурой.

Впервые со времени своего знакомства с ней Сева пожалел о том, что Вета, не его жена. - Да, думал он - я бы не отказался от такой женщины в постели. На тот момент даже невозможно было предположить, что именно этим мыслям через некоторое время суждено было сбыться. Ширков загляделся на купающуюся обнажённую женщину и совершенно забыл об осторожности. Он неловко пошевелился и ногой зацепил большой сучок, который предательски затрещал. Вета перестала намыливать себя, и с подозрением резко оглянулась. Сева успел спрятать свою голову за кучей веток, которые, кстати, здесь были разбросаны и таким образом избежал немедленного разоблачения.

Тем временем Строкова закончила намыливать себя, окунулась в прохладную речную воду и немного проплыв, стала выходить из реки. Но она что-то почувствовала неладное, поскольку, когда шла к берегу левой рукой обхватила свою грудь, закрывая соски, а правой ладонью прикрыла спереди между ног интимное место. Сева был вынужден в срочном порядке отступать. Очень тихо, дабы не выдавать себя он откатился вбок, и устремился в лесную чащу в направлении, противоположном их месту стоянки. Ширков, какое время бродил по лесному массиву, а затем вернулся к месту расположения палаток. Многие уже проснулись и развели утренний костёр посередине импровизированного лагеря, соблюдая при этом определённые условия пожарной безопасности. Чунтиков достал из своего рюкзака пакет с картошкой, чтоб использовать костёр для приготовления данного продукта, а Иля, нанизала на прутик сосиску, и приспособила сверху над небольшим пламенем костра.

Вета, рассказывала мелким какие-то истории, и те смеялись взахлёб. Сева, не подал виду, и никто не догадывался о том, какую картинку он наблюдал ранним утром, некоторое время назад. Вечером того же дня Ширков, Чунтиков, Хварсина и Строкова вчетвером взяли в прокат лодку на местной лодочной станции и стали кататься по реке. На вёслах сидела Вета, а в это время Сева и Саня развлекали весёлыми историями Илю Хварсину. Смотря на всё это со стороны Строкова, была даже немного обижена.

У неё вырвалось невольно такое изречение: "Да здесь у нас вроде как только одна женщина, на которую всё внимание направлено, а больше нет никого" Сева сразу понял о чём речь и сразу хотел возразить в активной манере, свойственной только ему. Но только открыл рот и осёкся, он понял, что если сейчас станет делать Вете комплименты, то окружающие его неправильно поймут. Всё же говорить в превосходных степенях о замужней даме было бы в какой-то степени неприлично, в данных условиях, и он не хотел, чтоб у кого-то появилось даже малейшее подозрение в том, что ему нравится несвободная женщина.

Потому и соревновались Саня и Сева между собой, чтоб завоевать внимание Или Хварсиной.

Время для путешественников летело быстро, и несколько дней, промчались словно миг. Домой возвращались усталые и немного печальные. Саня Чунтиков был вовсе как в воду опущенный. Он играл на гитаре песни в поезде, а сам едва не плакал. Такая депрессия накатила. Да и Сева чувствовал себя не намного лучше. Уже почти возле самого дома Сева выдавил из себя несколько слов, на которые долго не решался. Он сделал предложение Иле Хварсиной. Но это был технический ход.

Было ясно, что Иля не примет его, хотя бы потому, что ей больше нравился Чунтиков. На работе в НИИ всё шло своим чередом. Забывался поход, и бывшие приятели почти не поддерживали между собой никаких отношений. Только изредка Сева и Вета встречались в коридоре предприятия и болтали, перебивая друг друга на всевозможные темы. Это была в чистом виде дружба, и всё так бы осталось, но произошли события, которые значительно повлияли на дальнейшее развитие этой истории. Летом 93 года, Ширкова, начальник отдела Амелий Самсонович Кришаков назначил руководителем группы. Сева проработал неделю и заболел. Пошёл делать флюорографию, а на снимке врачи обнаружили на лёгких пятнышко, похожее на очаг. Одним словом попал он в противотуберкулёзный диспансер. Положили Севу в больницу и доктор лечащий сказал: "У тебя ничего серьёзного, но какое-то время придётся лечиться" Сева совсем приуныл. Целыми днями лежал на больничной койке.

Физически, он не чувствовал себя хуже, а морально был разбит. Все бывшие друзья отказались от Севы, и лишь только Вета Строкова регулярно приходила к нему, и они часами гуляли в больничном дворике и выходили за пределы в рощу Дубки, которая была недалеко. Режим в этой больнице, был довольно свободным и Ширков, часто приходил домой и даже иногда ночевал там. Постепенно Сева проникся доверием к подруге и иногда рассказывал ей свои сны, которые они затем бурно обсуждали.

Месяцы текли своим чередом, и когда наступило 8 Марта Сева, в местном универмаге купил косметический набор, на который угрохал свою трёхмесячную зарплату, полученную им по больничному листу. Он подошёл к НИИ и на входе дождался Вету. Не успела открыть рот его подруга, как Ширков, вручил ей подарок. Ничего не сказала ему тогда Вета. Она только как-то по странному, посмотрела на него. Севе даже показалось, что слеза блеснула на глазах его знакомой. Но она развернулась, и скрылась в дверях заведения.

После этого несколько дней не видел Ширков свою приятельницу. Он уже подумал, что та обиделась на него, и смирился с мыслью, что никогда её не увидит, как вдруг Строкова во время оформления документов на выписку появилась в больничном коридоре. И в тот день Сева и Вета, пешком из больницы направились к своему НИИ. Они не стали пользоваться общественным транспортом. Нужно было пройти несколько километров и почти всю дорогу они молчали. Не то чтобы говорить было не о чем, а каждый был занят своими мыслями. В административном корпусе, Сева отдал выписку экономистам и направился в другой корпус, где на стульчиках в вестибюле экспериментального цеха его ждала Строкова. Когда он подошёл к ней Вета, взяла его за руку. Они вдвоём вошли в дверь раздевалки, которая давно уже не использовалась и там неожиданно для Ширкова, вдруг подружка его схватила в объятия и прижала к себе. Сева стоял не живой и не мёртвый, он просто окаменел от непредсказуемости ситуации.

В первые мгновения, он ощутил резкий приступ тошноты, как будто неведомая сила изнутри подсказывала ему, оттолкнуть от себя замужнюю женщину. Но сразу вспомнился и поход и его мимолётное желание заполучить Вету в постель, и Сева тоже негнущимися словно деревянными руками обнял Строкову. Они поцеловались и сама Вета прошептала: "Я приду к тебе в гости вечером" После этого они разошлись. Вета направилась к себе в отдел, а Сева ещё какое-то время сидел около раздевалки, а затем вышел из НИИ и неторопливо, поплёлся к себе домой. Там он сидел в кресле и размышлял над непредсказуемыми поворотами жизни. Он мог уйти из дома, и долго бродить по городской набережной, как это он делал обычно в тупиковых жизненных ситуациях, но не сделал этого, он не знал, как ему поступать и решил вообще ничего не делать, а просто смотреть, что же будет дальше, и плыть по течению. Ближе к вечеру зазвонил домашний телефон. Сева снял трубку аппарата, стоящего на письменном столе в его комнате и услышал голос своей знакомой.

- Сева ты дома? Я сейчас подойду. Уже через несколько минут Вета, постучала в окно Ширкова. Когда женщина вошла в комнату Сева почувствовал запах хвойной шампуни, распространявшийся от Строковой. Подружка Севы села в кресло, а рядом на стуле уселся сам Ширков. Они смотрели друг другу в глаза, а затем в таком сидячем положении обнялись, и молча, просидели до самой темноты. Время в такой ситуации воспринималось по-иному. Ничего не нужно говорить друг другу. Только дыхание и учащённое биение сердец. Каждый из них словно боялся пошевелиться и нарушить эту установившуюся, хотя и слишком обманчивую гармонию.

- А у тебя была женщина? - Вета первая нарушила затянувшееся молчание. Сева, молча, отрицательно замотал головой. Это слишком несовременно признаваться в том, что практически до 30 лет он девственник. И тему личной жизни, Ширков, во всех разговорах, старался тщательно обходить. Ранее в их разговорах эта тема, тоже, даже не проскальзывала. В начале их знакомства, Сева и Вета разговаривали практически обо всём, кроме секса и личной жизни. На самом деле Ширков, был апатичным человеком.

У него, было почти полное отсутствие полового влечения. Слабое либидо. При этом нельзя сказать, чтобы он был импотентом. Он иногда смотрел порнографические фильмы, но фактически то, что он не имел практики, и опыта в реальной жизни, делало эти просмотры бесполезными. Разве, что только в будущем это могло как-то пригодится. Редкие ночные поллюции автоматически освобождали его от застоя спермы, поскольку онанизмом он не занимался, считая это постыдным и недопустимым занятием.

Его подруга Вета, хотя и была замужем с десятилетним опытом и имела двоих отпрысков, твёрдо решила для себя научить Севу занятиям любовью. После этих длительных объятий, когда в комнате стало темно, Строкова приступила к активным действиям, она быстро разделась и легла на кровать, стоящую рядом с креслом. Сева, раздеваться не стал, но зато стал трогать руками свою обнажённую партнёршу, и наклонившись над ней, осыпал её поцелуями. Он целовал её руки, плечи, затем груди и живот, опускаясь всё ниже и ниже.

Вот он добрался до её паха. Ширков вдыхал в себя запах шампуни, который распространялся от его знакомой, и продолжил целовать её, теперь уже в половые органы. Сева делал так, как насмотрелся в эротических фильмах. Он стал лизать и сосать клитор Веты, пытаясь её максимально возбудить. Вскоре, он и правда услышал тихое постанывание своей приятельницы. Эти занятия продолжались минут двадцать, и были прерваны стуком в окно. В комнате было очень темно, и поэтому, снаружи было невозможно разглядеть, что там происходит, а за окном Вета и Сева услышали голос Жоры Строкова. Почти мгновенно, Вета, вскочила с кровати и быстренько оделась. Вскоре она выскользнула из квартиры и вместе с Жориком, они направились к своему общежитию. Ширков не мог знать, о чём разговаривала супружеская пара, но для себя решил, что это более не должно повторяться и в последующие дни старался избегать встреч со своей подругой. Для себя решить это одно, а жизнь на самом деле устанавливает для человека, совершенно другие рамки, которые иногда идут вразрез с его жизненными принципами.

Какое-то время ему и правда это неплохо удавалось. Но работая на одном предприятии нельзя исключить случайных контактов. Севе, после продолжительного лечения, был положен санаторий, и он воспользовался этим. Одним словом Ширков, собрал чемодан и отправился в санаторий, с названием Голубая Бухта, который был расположен в районе Геленджика. Теперь он приобрёл новых знакомых и события, происходившие с ним, в его родном городе, постепенно, стали отдаляться от него. Сева ходил на море и по вечерам играл на гитаре, в приятном для себя обществе. День сменяла ночь, но иногда, находясь здесь, далеко от дома Ширков вспоминал Вету, и даже написал ей письмо. Письмо повествовательного плана, в котором он рассказывал подробно о местной природе, о море и о своих походах на шашлыки. Ответ от подружки Сева получил быстро.

Сдержанный тон письма показывал высокую вероятность прочтения посторонними, что совсем неудивительно. Только манера написания у Веты была специфической. Строкова нахваталась всяких сравнений, вероятно из прочитанной ею ранее литературы, и письмо содержало огромное количество всевозможных творческих изысков. Два месяца санатория, пролетели, и вот Сева снова вернулся в свой город. Теперь он уже не избегал встречаться со своей знакомой и в НИИ они вновь подолгу разговаривали во время рабочего дня.

В начале августа Жорик уехал к родителям на юг, а его жена осталась сама. Она, замотивировала, это большой занятостью на работе, хотя реально причина была несколько иной. Одним субботним утром Вета, позвонила домой Ширкову и сказала: "Севочка, мне нужна помощь на дачном участке, ты не мог бы поехать со мной на электричке сегодня, и помочь мне по хозяйству" - Конечно могу, мне не трудно - с готовностью отозвался Сева, впрочем другого ответа и не предполагалось, поскольку Ширков, никогда не отказывал своим друзьям и знакомым.

Он вышел из дома, и направился к общежитию в котором проживала Строкова. Встретила его Вета, горячими и страстными объятиями. Сева даже был немного смущён, но поддержал подружку и поцеловал её в губы, и это был далеко не дружеский поцелуй. На дачу, а вернее говоря, это был дачный участок, без домика, расположенный в сорока километрах от города, ехать нужно на электричке. Вета, предупредила приятеля, что они едут с ночёвкой, но Ширков, был даже рад этому. Вета и Сева, взяли с собой палатку и продукты и поспешили на пригородный вокзал. Не успели они удалиться на квартал, внезапно небо потемнело, и пошёл дождь, который сразу стал резко усиливаться. Тогда Вета предложила: "Слушай, Сев, электрички через каждый час идут, а нам спешить некуда, всё равно едем с ночёвкой, давай вернёмся в общагу, и дождь переждём в более комфортных условиях". Так и решили. Вернулись назад, и Вета поставила чайник, на плиту, хотела угостить Севу крепким кофе с пирожными, которые она предусмотрительно купила накануне вечером.

Сева стоял в комнате и рассматривал стеллажи с книгами. Он даже не услышал, тихонечко, сзади подошла его подруга и положила ему на плечи руки. Ширков резко развернулся и увидел, как на него в упор посмотрела Вета. По одному взгляду можно было понять, какие события будут дальше. На полу комнаты лежали мягкие подушки, которые служили Строковой вместо кровати. Вот на этих подушках и оказались Сева с Ветой и стали быстро раздеваться. Когда они были совершенно голые, рука Веты скользнула вниз к половому органу Севы, но он шепнул, глядя на неё: "Стой..." И замолчал, словно обдумывая, что ему говорить дальше. - Что, что? - недоуменно спросила Строкова и добавила, лукаво улыбаясь: "Или это ты не мне?" После этой фразы они вдвоём рассмеялись звонко и заразительно. Смех этот продолжался минут пять. А далее Вета сказала: "Сева, я дала себе обещание, что научу тебя обращаться с женщиной, и сегодня я его выполню."

Но Сева попытался возражать: "Знаешь, Ветуся, а у нас нет презерватива, и могут дети получиться, а кроме того мне сделали много уколов антибиотиков, когда в больнице лечили лёгкие, и до сих пор ещё эта дрянь, не вышла из организма, может со спермой и в тебя попадёт." Но Строкова и слышать не хотела ничего: "Во первых сегодня безопасный день, у меня только закончились месячные и не будет никакого зачатия, а твои антибиотики совершенно безвредны для меня." Потом она добавила командным тоном: "Ложись на спину я всё сама сделаю." Севе осталось повиноваться. Он лежал на спине и плотно сжал ноги, а Вета, села на него словно наездница, и его фаллос, уже затвердевший приняла в своё лоно. Ноги Веты были широко расставлены и согнуты в коленях. Она сидела на партнёре, обхватив его бёдрами и Ширков, попросил её не двигаться. Строкова выполнила его просьбу, но старательно стала сжимать и расслаблять мышцы вульвы.

Всё её влагалище заполнилось смазкой. Сексуально опытная, и темпераментная Вета, приготовилась обучать своего приятеля всем премудростям и тонкостям сексуальной игры. У Севы был страх оказаться несостоятельным, но страх этот, развеялся, почти сразу после начала полового акта. Для Ширкова, все эти ощущения были в диковинку, потому, как в его жизни не было до этого половых связей, в то время как его партнёрша уже устала от супружеской жизни, и после родов, а рожала она два раза, занималась вумбилдингом. Специальной разработкой и тренировкой влагалищных мышц. Вообще вся её фигура, говорила о хорошей спортивной подготовке тридцатилетней женщины. Сева, руками упёрся в небольшие груди Веты, которые торчали как у молодой девчонки. Сама она стала очень медленно поднимать и опускать свои бёдра, обеспечивая прекрасное скольжение для члена своего друга. Она старалась двигаться с большой амплитудой, и когда любовный орган Севы почти полностью выходил из её влагалища, то Вета сжимала головку пениса своей оргастической манжеткой.

Это было похоже на особый массаж. Одновременно с фрикциями, женщина, приблизила своё лицо к лицу любовника и они стали целоваться. Вскоре Строкова, немного изменила позу соития. Она села над Севой на корточки, и теперь стала скакать на нём, постепенно увеличивая темп. Женская промежность хлестала по мошонкам приятеля, приводя того в неописуемый восторг. Ширков видел напряжённое лицо партнёрши. Он уже не мог сдерживать стоны, хотя старался, поскольку стенки комнаты в общежитии крайне тонкие и в коридоре соседи, скорее всего слышали, и однозначно понимали, что происходит на самом деле. Двумя руками, Вета, приподняла голову Севы, чтобы тот мог видеть, как её распалённая вагина, принимает в себя любовный инструмент Ширкова. Сева отлично разглядел особенности строения половых органов своей любовницы. Её интимная щель была расположена достаточно высоко, говоря другими словами по стандартной классификации она "королёвка", а небольшой пушок в паху наглядно показывал, что крайне тщательно дама ухаживает за своей интимной зоной.

Вета, во время секса, издавала звуки похожие на резкие выдохи при каждом толчке. Головка пениса доставала шейку матки партнёрши. По размерам гениталий Сева и Вета, прекрасно подходили друг другу. Сексуальная схватка продолжалась минут пятнадцать, когда Строкова сначала замедлила движения, а затем сверху плашмя легла на своего друга. Сева по инерции стал быстро-быстро целовать лицо женщины, теперь уже ставшей его любовницей. Он целовал её лоб, щёки и подбородок и конечно её губы. Вета, отвечала ему взаимностью, не забывая при этом о движениях в нижней части живота. Теперь она плотно сжала ноги, и с улыбкой следила за действиями своего партнёра. В это время Сева, пытался расслабиться. Для первого раза можно сказать получилось довольно сносно. Когда всё это завершилось Вета, лёжа рядом со своим другом спросила: "Я так и не поняла, чем всё это закончилось?"

- Пока ничем, - еле слышно пробубнил Сева, и добавил: "Я полагаю потом, будет всё более понятно, и лучше чем сегодня" Вета, накинула халатик на голое тело и вышла из комнаты на кухню, где оставила на плите чайник. Кто-то из соседей выключил, закипевший чайник, и тот уже остывал. А когда, Вета, подошла к двери своей комнаты увидела записку, прикреплённую к ручке двери с внешней стороны. В этой записке крупными буквами было написано: "ЧЕМ ТРАХАТЬСЯ С КЕМ ПОПАЛО, ЛУЧШЕ БЫ ПОСУДУ ПОМЫЛА, ХОЗЯЙКА НАЗЫВАЕТСЯ".

Вета, точно не могла знать кто автор, поскольку соседей в коридоре общаги было весьма большое количество. В тот же день Строкова и Ширков отправились на участок. По дороге, в набитой битком дачниками, вечерней электричке, Сева долго думал по поводу произошедшей близости. Он прекрасно понимал, что у Веты, есть муж и двое детей, и его отношения с подругой не могут перейти на другой более серьёзный уровень, например создание семьи, но в силу своей человеческой слабости он не мог отказаться от дальнейшего продолжения.

Демон прелюбодейства уже поселился в его душе, и плотские страсти захлестнули его, заставляя желать свою подругу, как женщину, вновь и вновь. Когда прибыли на место, то поставили в лесном массиве палатку, и до вечера уничтожали сорняки на огороде. Сева работал с удовольствием, и наслаждался чистым воздухом этой живописной местности. Он предвкушал огромное наслаждение, которое получит от подружки в ночные часы. И можно сказать не ошибся. На костре, разведённом недалеко от палатки, Вета с Севой, испекли картошку, поели, запили это яство, лимонадом, припасённым заранее, и отправились спать. Ночью прохладно, хотя, несмотря на это любовники полностью разделись. Теперь инициативу в свои руки взял Ширков. Он сверху навис над подругой, руками упираясь возле её плеч. Строкова чуть-чуть помогла ему. Рукой она подправила горячую мужскую плоть в створки своей "раковины любви". Снизу, ногами, она обхватила задницу партнёра, и тот, повинуясь инстинкту размножения, начал выполнять медленные колебательные движения, заталкивая свою возбуждённую головку члена в лоно любовницы.

Всё тело его подруги было напряжено, и своими движениями она немного помогала приятелю. Сева понимал, какими движениями внутри женского тела он сможет доставить удовольствие для Веты, и старался отложить нарастающее внутри возбуждение. Он искусственно отвлекался, своим сознанием, на темы несвязанные с сексом и можно сказать это было правильное решение. Половая щель женщины заполнилась смазкой и при движениях раздавалось хлюпание, которое, впрочем, заглушалось громкими возгласами Строковой. Севе нравилась такая вокализация. Он гордился, тем, что может доставить удовольствие такой опытной партнёрше как его любовница. Он постепенно, менял ритм, и пытался одновременно обрабатывать боковые стенки дамской вагины. Пульсирующие сокращения хорошо развитых вагинальных мышц Веты, стремительно приближали Севу к финалу. Он уже не мог отчётливо и связно выражать свои мысли, а только охал и стонал, продолжая свою сексуальную игру.

Когда сознание его окончательно помутилось, то Ширков со стоном прижался сверху к партнёрше, одновременно извергая из своего пениса, потоки густой белой жидкости прямо в глубину её влагалища. Он достиг наивысшей точки, раньше своей подруги, и все мечты об одновременном достижении оргазма растаяли как дым. Вета, ожидавшая бурного продолжения, разочарованно пробурчала: "Все вы мужики одинаковые, не знаете и не хотите знать, что бабе нужно, лишь бы вам было хорошо" Но Ширков был истощён окончательно. Он повернулся на бок, и почти моментально уснул крепким, здоровым сном. В эту ночь ему на природе снилась всякая ерунда. Обрывки прошлой жизни, абсолютно никак не связанные между собой. Поступление в ВУЗ и диплом, его работа в НИИ и даже приключения в разных городах нашей страны, в которых ему удалось побывать в самом начале своей карьеры. Вета, проснулась раньше, и стала быстро будить своего друга.

Необходимо было убрать палатку, до прихода утренней электрички из города. Могли приехать знакомые и увидеть эту ночёвку. Тогда бы возникло множество ненужных вопросов. И действительно, как только Вета с Севой стали возиться в огороде к ним подошёл один знакомый, только что, приехавший из города и спросил: "А вы тоже этой электричкой ехали?" - Ну да, конечно, мы только, что подошли сюда, - соврала Строкова, даже не краснея. Этот знакомый был другом мужа Веты, и уж конечно ей никак не хотелось афишировать присутствие Севы на огороде, тем более с ночёвкой. День был жарким, и только к вечеру любовники отправились назад в город. На этот раз они решили не заходить в общагу Веты, а направились домой к Ширкову, в его трёхкомнатную квартиру, в которой тот жил вместе с родителями. Следует отметить, что мама и отец Севы, не лезли в его личную жизнь, справедливо полагая, что в тридцать лет человек уже не маленький и способен сам за себя отвечать. Исходя из этого, Сева мог делать в своей комнате, всё, что ему пожелается, до определённых пределов конечно.

И в тот вечер после поездки Строкова и Ширков остались ночевать у Севы. Вета, совершенно не опасалась, осуждения её поведения, со стороны родителей друга. Хотя за стеной в соседней, проходной комнате спал отец Севы, и чтобы выйти, например в туалет, Строковой пришлось бы проходить через комнату, в которой и спал отец её друга.

Кровать в спальне у Севы была узкая, но при большом желании, можно на ней расположиться и поспать, хоть не слишком комфортно. По сравнению с палаткой более уютно. Именно здесь, и можно провести намного длиннее и аккуратнее сексуальную прелюдию, чем в тех местах, где доводилось этим заниматься раньше. Это Всеволод использовал в полной мере. Сперва, он, сидя на кровати, рядом с подругой, сделал своей любовнице массаж, используя только руки.

Это мягкие поглаживания, чередующиеся с похлопыванием и пощипыванием всевозможных эрогенных зон. Зоны эти Сева определял чисто экспериментальным путём. Ночную лампу при этом он выключил и работал на ощупь, почти в полной темноте. Только из оконного проёма, лунный свет падал на обнажённые тела любовников. Далее Ширков, решил прибегнуть к оральной стимуляции. Он руками массировал грудь партнёрши, а в это же время, приблизившись к её лону начал языком вылизывать половые губы женщины, и её клитор, продольными быстрыми движениями, заставляя трепетать подругу, при каждом таком прикосновении. Он точно знал, каким образом может доставить Строковой особое наслаждение. Через некоторое время, Вета, перехватила инициативу. Она приподнялась, и в свою очередь ртом захватила фаллос партнёра. Но, к сожалению это было не очень оправданно в тот момент. Половой член её приятеля, уже возбуждённый к тому времени, вместо ожидаемого увеличения твёрдости, вдруг скукожился и стал похож на маленький, висящий на грядке огурец.

А Вета, всё продолжала сосать и втягивать в себя мужское достоинство партнёра. Вскоре она поняла всю бессмысленность данной затеи, и поменяла стратегию. Двумя руками, любовница ухватила Севу за плечи и прижала к себе. Тот лёг на неё, и его недостаточно твёрдый член, оказался между сдвинутых ног Веты. Снизу он был прижат к её гладким половым губам. Тогда женщина, своей, просунутой между тел, рукой ритмично стала дёргать пенис любовника, и когда почувствовала готовность к сексу со стороны партнёра, то мягко направила плоть мужчины в своё увлажнившееся лоно. Сева закрыл глаза и отдался во власть собственных ощущений. Руками он упирался в кровать и стал приподнимать и опускать свои бёдра с небольшой амплитудой, чтобы его любовный мускул не покидал влагалище подружки. Он, то ускорялся, то замедлял свой ритм. Для поиска оптимальных движений, иногда он двигался плавно, а иногда резкими быстрыми толчками, останавливаясь изредка, чтобы передохнуть, или дать отдохнуть своей партнёрше.

Когда совсем утомился, то изменили позу. Вета, оказалась сверху, и усевшись на корточках, взяла руки Севы своими руками плотно сжимая пальцы. Сок любви, в половом канале женщины выделялся обильно. Член Ширкова, нырял в глубину и почти до предела выходил наружу, только головка его, оставалась в половых губах партнёрши, и это удерживало их от окончательного разъединения. Вета, напрягала нижнюю часть живота, работая своей крепкой вагиной, как насосом, доставляя этим немалое сексуальное наслаждение приятелю. Кроме всего этого, Вета стала раздвигать и сжимать ноги, сидя над партнёром добавляя эти движения к движениям в вертикальной плоскости. Когда скорость движений достигла максимума, кровать Севы не выдержала такого безобразия, и одна из деревянных ножек обломилась с хрустом. Любовники в тот момент, едва не свалились с этой, сильно перекособоченной кровати. Сева и Вета, вдвоём засмеялись, так, что, наверно разбудили всех соседей. Но это их не смутило нисколько.

Пришлось в такой неподходящий момент, прервать любовное слияние и заняться починкой кровати. Ножки были прикручены шурупами, и для того чтобы уравновесить кровать, Сева, взял и открутил все остальные три ножки. Теперь всё было правильно. Кровать стала намного ближе к поверхности пола, зато стояла ровно. В эту ночь больше не было разгула любовных страстей, и Сева, с подругой уснули ровным крепким сном. На следующий день, приехал муж Веты, Жорик, но разумеется, ничего не узнал о проделках жены.

Осенью дочку Веты записали в клуб на спортивные танцы. Клуб находился в пяти минутах ходьбы от дома Севы. Занятия в клубе были три раза в неделю, по два часа. Понедельник среда и пятница, с шести до восьми вечера. А водила Асю на занятия, разумеется Вета, на правах матери. Она приводила в клуб дочку и шла на эти два часа к Севе, для предоставления очередной порции наслаждения своему любовнику. Таким образом, обстоятельства, складывались как нельзя лучше, для регулярных занятий сексом.

Всё было гладко, но как правило всё тайное рано или поздно становится явным. И вот как-то однажды Сева, тайно от своей подруги купил весьма дорогой препарат. Это был женский сахар, порошок, который можно добавить в напитки, для увеличения чувственности и силы оргазма во время полового акта у женщин. Вету нельзя было назвать женщиной холодной, но Севе было интересно, как она будет себя вести в данном случае. Вот Вета, отвела дочку в клуб, и зашла домой к любовнику. Сева приготовил кофе, насыпал сахарок в чашку подруги, и они стали наслаждаться напитком. В свою чашку он разумеется, ничего не насыпал. Спешить было некуда. Ширков заранее знал, что эффект наступает минут через десять после употребления. Даже и без этого, в любом случае они собирались трахаться, а это просто как добавка. Сначала по привычке Сева стащил платье с подружки, а затем и остальные элементы одежды. После же, разделся сам. Всю одежду скинули на пол. Они часто так делали.

Строкова на кровати, встала на четвереньки, а её приятель пристроился сзади, и вставил свою «кукурузину» направляя её рукой в полуоткрытые половые губки, и сразу приступил к активным действиям. Он качал бёдрами взад вперёд, придерживая подругу за бока. Уже вначале проявилось действие препарата на любовницу Севы. Она стала охать, при каждом ударе его мужского копья в её глубины, и помогать ему, проникнуть глубже. Но Сева, не очень любил эту позу сзади, тем более, что при таком высоком расположении половой щели, его подруге приходилось головой прижиматься к подушке, и потому они вскоре изменили позицию. Вета, расставив ноги, и подняв их согнутыми в коленях, легла на спину, а Ширков расположился над ней, аккуратно погружаясь в её пещеру любви. Когда его головка члена прикоснулась к шейке матки женщины, они замерли, а потом Строкова стала двигать поднятыми ногами, выполняя движения словно велосипедистка. Её таз колебался в разных направлениях. При таких движениях, Сева ощутил определённую новизну.

Это разнообразие было приятно для него. Но по натуре, он был крайне ленивым человеком, и даже в сексе, большую часть движений выполняла его любимая женщина. Тем более, она сейчас была возбуждена даже больше чем он. Нависая над подругой, Сева руками пощупал её груди. Соски затвердели, и приобрели ярко-розовый оттенок. Ширков, захватил один из её сосков губами и сделал лёгкие сосательные движения, стараясь ещё больше распалить подругу. Они, не разъединяя своих гениталий, перевернулись, так, что теперь сверху была Вета. Она сначала приняла позу классической наездницы, а затем движения вверх вниз, поменяла на круговое вращение бёдрами. При этом она сверху с усилием прижимала свою промежность к мошонкам мужчины. Половой акт уже достиг кульминации, и Сева едва не кончил, как вдруг неожиданно в окно раздался стук. Это Асю, дочку Веты, отпустили раньше с занятий, и она зашла за матерью, чтоб вместе идти домой. Вета сидела сверху Ширкова, расставив ноги, лицом к окну и Сева быстро двумя руками успел закрыть её открытую «пилотку» между ног.

Он сразу захотел прекратить это занятие, но Вета продолжала работать бёдрами, шепнув ему, что ей нужно ещё минут пять. Ширков, конечно понимал, если всё прервать сейчас, то и у него, и у его любовницы будут неприятные ощущения от незавершённого соития, и другие симптомы которые обычно бывают в таком случае. И он прекрасно понимал, что Вета уже готова, испытать состояние блаженства. Рот у его подружки был открыт, а лицо искажённое похотью стало пунцовым. В определённом смысле слова, сейчас даже атомная война, не смогла бы остановить половое сношение этой парочки. - Хорошо подействовал препарат, – думал Сева, хоть ему самому, было не очень комфортно заниматься любовью с Ветой, на глазах её дочери, которая стояла за окном и пялилась, во все глаза в спальню. Вот на несколько мгновений, Вета, замерла и охнула, со стонами, падая на своего партнёра. Её тело охватили судороги, мышцы её половой трубки и матка стали беспорядочно сокращаться.

Сильные спазмы следовали один за другим. Она, словно потеряла сознание на некоторое время. Сева, почти одновременно с ней, стал сбрасывать своё семя в горячую, женскую вагину. Вету, он двумя руками крепко прижал к себе и закрыл глаза, с шумом выдыхая поток воздуха, пока его сперма покидала мошонки. Он так специально рассчитал, чтобы кончить одновременно, и если бы не Ася, то всю эту эротическую эпопею можно было бы считать удачной. После оргазма ещё некоторое время партнёры приходили в себя, а затем первым спохватился Ширков. Сева вскочил с кровати, левой рукой зажимая своё причинное место, а правой поднял с пола трусы и одел их. С остальной одеждой он тоже долго не церемонился. Вета, напялила на себя все шмотки ещё быстрее. Она даже не беспокоилась о предстоящем разговоре с дочерью. Ася, ни при каких обстоятельствах не сдаст её мужу, и это было самое главное. Так всё и вышло. В дальнейшем Вета и Сева сохранили такие отношения ещё три года.
  • 19.04.2020, 08:04
  • 13 895
Telegram Топ 10