Эротические порно рассказы » Измена » Легкое романтическое приключение. Часть 2

Легкое романтическое приключение. Часть 2

Не спеша и грациозно ты выходишь на сцену, упиваясь ощущением своей собственной красоты, красоты и власти над залом. На тебе изумительное черное белье: откровенный бюстгальтер, чулочки на поясе и трусики поверх него. На ногах надеты туфли на высоких тонких каблучках, на руках — длинные до локтей перчатки, а на голове — изящная шляпка с тонкой вуалью. В этом — тайна и загадка, ведь ты не хочешь, чтобы кто-нибудь видел твое лицо. Это белье вызывающе подчеркивает все безупречное совершенство твоей фигуры, словно оправа, обрамляя его бесценный бриллиант.

Будто загипнотизированная своей красотой, отражающейся в расположенных вокруг зеркалах, ты начинаешь медленно танцевать в такт полумистической музыке, льющейся откуда-то с потолка. Твое тело изгибается и раскачивается, извиваясь и дрожа от пробегающих вдоль него волн страсти. Словно откликаясь на невидимые флюиды, наполняющие зал, желание постепенно разгорается в тебе, растекаясь сладким теплом под кожей. Легким взмахом руки ты небрежно сбрасываешь бюстгальтер, открывая жадным взорам свою обнаженную грудь, ощущая и видя, как десятки глаз с вожделением впились в ее плоть. Не отрываясь ни на минуту от этого зрелища, они словно лижут, мнут и ласкают ее аппетитные округлые формы, и ты почти физически ощущаешь это. Упругие полушария чуть покачиваются и вздрагивают в такт твоим ритмичным движениям, дразня всех своим вызывающим совершенством.

Ты сама возбуждаешься от этих ощущений, чувствуя, как высоко поднимается от дыхания твоя грудь, как наливаются пульсирующей кровью темно-коричневые бугорки сосочков. Танцуя, продолжаешь наслаждаться тем, что все вокруг безумно хотят и желают тебя, все до одного захлебываются нетерпеливой похотью. Они видят твое возбуждение, оно так откровенно, что его просто невозможно не заметить, и от этого в зале воцаряется мертвая тишина. Не в силах справиться с охватившим тебя желанием, ты хочешь открыться этим жадным взглядам полностью и, наслаждаясь бесстыдством, медленно снимаешь с себя трусики. Они уже немного намокли между ног от влаги желания, и, чувствуя этот дурманящий запах, ты сама начинаешь пьянеть от него.

Налитые полусферы твоих сочных ягодиц грациозно красуются, покачиваясь среди черной оправы пояска и чулочков, словно подчеркивающей их вызывающе привлекательную белизну. Они соблазнительно подрагивают в такт твоим переступаниям и движениям, словно заигрывая друг с другом и не обращая внимания больше ни на кого. Будто в трансе продолжая танцевать, ты покачиваешь и вращаешь бедрами, а совращающая стрелочка темной причесочки, пробегающая посередине холмика твоего лобка, словно указывает обезумевшим от вожделения зрителям дорогу в недоступный для них рай.

И так ты танцуешь на своих тоненьких каблучках, одетая в шляпку, перчатки, поясок и чулочки, все больше возбуждаясь сама и продолжая сводить с ума окончательно притихший от восторга зал. В этой одежде ты просто совершенна, и ничто не может сравниться с такой красотой. Сквозь полупрозрачную дымку вуали ты видишь, как капельки пота проступают на лицах зрителей, как пожирающе жадно начинают блестеть их глаза, как они судорожно облизывают свои пересохшие губы, и это еще сильнее заводит тебя.

Грациозными взмахами руки ты продолжаешь открывать свое тело дальше, бесстыдно обнажая его на потребу всеобщей похоти, выставляя напоказ до конца. Чулочки, поясок и перчатки уже сброшены, и вот уже на тебе осталась одна лишь черная шляпка с вуалью, сквозь которую загадочной тайной поблескивают твои глаза. Свет софитов отражается и играет тенями на твоем до конца обнаженном теле, а оно продолжает извиваться, дрожать и совращать в этом своем мистическом танце тайной жрицы любви. Зал стонет, восторгается и умирает от желания.

Голос Яна словно загипнотизировал Настю, и она просто физически ощущала, как наполняется сладким теплом ее грудь, а возбуждение становится все более явным. Когда, закончив рассказ, он замолчал, Настя почувствовала, что с трудом восстанавливает свое затаившееся дыхание.

— Вау! — выдохнула она. — Я как будто на самом деле танцевала на этой сцене. Ты просто молодец! Даже возбудилась слегка. Надо выпить немного вина. Пересохло все в горле. Ты заслужил поцелуй,— потянулась Настя к его губам. Словно озорно пошалив, теплый язык совсем на мгновение нырнул в ее рот, быстро и без спроса заглянув внутрь. В голове мелькнула короткая вспышка, а сладкий комок на мгновение перехватил Настино дыхание. Похоже, игра начинала принимать все более интересный оборот.

«Так мы, похоже, и до середины игры не дойдем», — мелькнуло у Насти в закружившейся голове.

Ян медленно и словно нехотя отстранился. Вид у него был уже слегка очумелый. Настя невольно рассмеялась. Приятно чувствовать влияние своих неотразимых чар.

— Слушай, я и сам не ожидал, что меня так увлечет собственный рассказ. Ничего, что так нескромно описал тебя? — Голос Яна стал еще более хриплым.

— Выпей немного вина,— улыбнулась Настя. — Мне очень понравилось. Так и захотелось к тебе в бар. На каком он там у тебя острове?

— А что, действительно хочешь слетать?

— Да кто его знает, что нам в жизни на самом деле надо?! — рассмеялась Настя. — Ну что, теперь ты угадываешь, где фишка. — Она вытянула вперед руки.

— А вот не угадал! Еще увидим, кому больше везет! Посмотрим, какой тут у нас следующий фантик. Одиннадцатый попался! И что тут кому надо будет делать? Ой, как интересно! Та-а-ак! Это уже теплее. Слушай задание.

Игроки, держась за руки и нежно глядя в глаза, поочередно говорят друг другу комплименты романтического характера. Начинает мужчина. При этом комплименты не должны повторяться, а на раздумья дается не более десяти секунд. Тот, кто скажет их больше, не спеша и чувственно снимает с другого одну часть одежды, а затем нежно целует его в губы.

— Хороший какой фант! — потерла руки Настя. — Люблю слушать комплименты. Давай сядем напротив друг друга. Так будет удобней.

— А я обожаю говорить девушкам приятные слова. Они просто млеют от этого. — Ян пересел в кресло напротив и взял Настю за руки. Его ладони были приятно теплыми. Настя медленно-медленно выдохнула, чтобы справиться с головокружением.

— Ну, тогда начинай! Твой комплимент первый. Нет, постой! Вспомнила! Подожди-ка. — Настя заглянула в ящик комода и, немного порывшись, достала оттуда что-то. — Смотри, какой у меня есть таймерчик! Мне его подружка подарила, не знаю зачем. Похоже, вовремя. Ставлю задержку десять секунд. Теперь каждый раз после запуска через десять секунд будет пикать. Вот теперь давай. Как закончишь говорить, я нажму кнопку и так — по очереди. Помни, у каждого только десять секунд на раздумья!

Они опять взялись за руки. Взгляд Яна словно растворял ее сознание, гипнотизируя и маня. Тепло растекалось в Настиной груди.

— Ты удивительная девушка, необычная и загадочная. Я чувствую огромный, огромный мир в тебе, он словно манит меня и завораживает. Такой необычной девушки я еще не встречал ни разу.

В глазах у Насти потемнело, руки Яна словно обволакивали ее ладони, нежно согревая их. Она медленно вдохнула потеплевший воздух, стараясь сосредоточиться на задании.

— Я чувствую в тебе очень сильного и свободного мужчину. Эта свобода, похоже, твоя сущность. Именно этим ты красив в первую очередь, именно это манит больше всего.

Его глаза были бездонными, Настя словно тонула в них все глубже и глубже, осознавая, что не хочет всплывать.

— Ты очень изящна и удивительно женственна. Словно гибкая сильная кошка, нет, скорее пантера: уверенная в себе, немного хищная и в то же время по-настоящему ласковая. Я прямо физически чувствую, как ты можешь ласкаться и мурлыкать, если доверишься кому-то.

Голова у Насти закружилась еще больше. Теплый шар начал расширяться в груди. Сделав усилие, она собралась с мыслями.

— Твои глаза просто завораживают. Словно какой-то маг, ты умеешь гипнотизировать, будто совращая при этом. Но делаешь это как-то ненавязчиво. Мне все больше и больше начинает нравиться глубина твоих глаз.

Говоря эти слова, Настя чувствовала, как сама все сильнее и сильнее возбуждается, как теплый шар, пульсируя, медленно опускается вниз.

— Я чувствую, как от тебя исходят тепло и нежность. Они прямо пульсируют сейчас в моих руках. Я абсолютно явственно ощущаю, как много в тебе любви и желания. С каждой минутой все больше и больше хочется разгадать эту твою загадку. Твоя тайна настолько поглощает и манит, что так и хочется узнать тебя до конца.

Теперь горячий туман в Настиной голове окончательно растворил в себе ощущение реальности, окружающее пространство полностью растаяло в глубине бездонно голубых глаз Яна. Она уже не чувствовала своего дыхания, не ощущала времени, а только медленно-медленно опускалась на дно, достичь которого было невозможно.

Таймер звякнул. Настя встрепенулась.

— Это нечестно! Ты меня загипнотизировал! Ты должен был просто говорить мне комплименты. Про носик, ушки, пальчики, прическу, ну, и прочую такую ерунду. А ты просто взял и загипнотизировал меня! — постепенно приходя в себя, шутливо возмущалась Настя, хотя как же ей не хотелось всплывать назад.

— Ага, а ты сама что делала?! Твои глаза меня чуть не свели с ума. Еще немного, и я вообще лишился бы дара речи. Тогда точно бы проиграл. Еще кто кого гипнотизировал?! — Ян облизнул пересохшие губы. — Но если, конечно, хочешь, я могу и про прическу. Про цвет волос, их длину и качество, форму локонов, шампунь, кондиционер... — Они оба расхохотались, упав в своих креслах.

— Нет, не хочу, уговорил, давай лучше как было, про нежность и любовь. — Настя отпила из бокала и подняла на Яна глаза. — Надеюсь, ты начнешь с блузки? Это будет твоим выбором?!

— Как скажешь,— его голос немного дрогнул. — И еще я заслужил следующий поцелуй.

— Я помню. — Настя сделала еще глоток вина.

Блузка упала на пол, и губы вновь обожгли влажной нежностью. Этот поцелуй уже был дольше, а языки встретились своими дрожащими кончиками. Туман в голове стал ярко-красным, а вдох удался Насте с огромным трудом.

Следующий фант выпало тянуть Яну. Чуть дрожащей рукой он протянул его Насте.

— Переведешь? Только правильно!

— Хорошо,— улыбнулась она. Видно было, как Ян стесняется явно смотреть на ее грудь. Катя действительно подобрала ей классный бюстгальтер. Грудь в нем была изумительно хороша, и можно было понять бедного Яна, тщетно пытающегося справиться со своими глазами, которые как магнитом тянуло вниз. Похоже, будь его воля, он, не отрываясь, любовался бы этой красотой. И уже только ради этого стоило играть сегодня. Но игра продолжалась, принимая уже другой оборот, а ведь это было еще только начало.

— Итак, фант номер тридцать четыре. — Настя закашлялась.

— Что там такое? — рассмеялся Ян.

— Да нет, просто поперхнулась,— махнула рукой немного покрасневшая Настя. — Вполне нормальный фант. Слушай.

Девушка рассказывает, какая, на ее взгляд, сексуальная фантазия является самой распространенной у мужчин, и что она по этому поводу думает. В благодарность за откровение джентльмен нежно целует ее в губки.

После этого наступает его очередь, и теперь уже он красочно описывает наиболее смелую женскую сексуальную фантазию. Если девушка не осуждает джентльмена за такие вольные мысли, то подтверждает свое согласие нежным поцелуем и заменяет пять белых фантов в колоде желтыми.

— Очень интересный фант! И в чем же ты подозреваешь мужчин? Признавайся! — Ян явно был уже слегка возбужден. Вырез Настиного бюстгальтера доходил до самого края темных кружочков сосков, а грудь в нем стояла так, что слюнки потекли бы даже у импотентного монаха.

— Янчик, не суетись раньше времени,— подколола его Настя, сама уже ерзая, видя его состояние. — Ну, хорошо, думаю, тут все предельно ясно с вашим братом.

— И что же тебе ясно, интересно?

— Те, кто еще этого не пробовал, больше всего мечтают о сексе с двумя девушками. Я имею в виду одновременно.

— Ну, расскажи, расскажи поподробнее, как это одновременно,— в отместку за ее шуточки выпытывал Ян. — Я не понимаю, что ты имеешь в виду! Как это? Поясни, пожалуйста.

— Вот гад какой! — засмеялась Настя. — Как это не понимаешь?! Все ты понимаешь, не прикидывайся! Например, одна девушка сидит сверху на члене, а вторая — на языке. Мужчина же, само собой, лежит на спине.

— Ой-ей-ей! Неужели такое может быть? Надо же!

— Перестань подкалывать! — потянувшись, шутливо хлопнула его Настя. Левый сосок радостно выскочил из-под шторки бюстгальтера. — Куда ты? Рано еще! — Настя со смехом стала поправлять белье.

— Ой, как красиво! Не прячь его, не прячь, пожалуйста! Так он мне безумно нравится. Ну, не прячь,— умоляюще сложил на груди руки Ян.

— Нет уж, чего захотел! Не было еще такого фанта. Давай лучше ты теперь рассказывай женскую фантазию.

— Подожди, подожди! Я все помню. Сначала мы должны поцеловаться. — Он наклонился к Насте. — Как мне нравятся твои губы, даже не представляешь!

Поцелуй был уже по-настоящему французским. Горячий язык Яна заполнил Настин рот. Она задохнулась, голова пошла кругом, а жар опустился совсем вниз. Руки Яна скользнули по ее спине в сторону застежки бюстгальтера.

— Нет, нет! Постой, мы так не договаривались! Это просто поцелуй. — Она сама с трудом оторвалась от его губ, судорожно переводя дыхание. — В игре все должно быть четко, как написано в фантах! Я тебя сейчас накажу за нарушение правил! Что это ты тут такое себе позволяешь?! — еле сдерживая смех, подбоченилась она.

— Все, все, все, больше не буду, честное слово! Не буду, обещаю. Извините, не сдержался, виноват,— спрятал за спиной руки Ян. Настя, не выдержав, засмеялась. Им было невероятно хорошо вдвоем!

— Буду просто рассказывать — и только. Если не хочешь, можешь даже не целовать меня после этого.

— Ну, это смотря что ты тут сейчас навыдумываешь. И что же, по-твоему, порядочным девушкам в эротических снах грезится?

— Порядочным? Порядочным ясно что. Вот с непорядочными, так с теми сложнее.

— Говори, говори, не тяни резину. Я же тебе все правильно сказала.

— Порядочным девушкам тоже снится исключительно секс с двумя мужиками. Не обязательно с неграми, конечно, хотя и такое у этих девушек бывает, но непременно с двумя. Одного им вне всяких сомнений мало! Во снах, само собой. В жизни они исключительно порядочные и ходят с кавалерами за ручку. Нужны подробности или упустить?

— Фу, фу, фу, как ты нехорошо думаешь о девушках! Как же тебе не стыдно такое говорить?! — хохотала Настя. — И это что, по-твоему, основная наша фантазия?

— Ну, снится иногда кое-что и пожестче, но эта фантазия — номер один. Угадал? Заслужил поцелуй? — потянулся Ян к Насте.

— Ну, очень, очень редко такие гадкие сны у некоторых бывают. У совсем уж распущенных девушек. — Настя, смеясь, уперлась ему в грудь руками. — Но только у таких девушек, а не у всех. Заслужил только поцелуй в щечку. В щечку, и все! — чмокнула Настя Яна, несмотря на его наигранно кислую мину. — А то я вижу, ты сейчас совсем уже загоришься, не дашь мне поиграть спокойно. На, выпей холодной водички, остынь чуть-чуть,— улыбаясь, налила она Яну содовой. — Давай, пока ты пьешь, я вытащу следующий фант. Подсматривать не буду, обещаю. — Настя взяла колоду и вынула из середины новую карточку. — Вот какое классное теперь задание, слушай.

Глядя в глаза девушке, мужчина слизывает с тыльной стороны ее ладони капельку шоколада, джема или меда. Он делает все медленно и очень эротично, искренне наслаждаясь собственной игрой. После этого девушка дает ему запить это лакомство глотком вина из своего рта и выбирает следующий белый или желтый фант.

— Какой джем больше любишь — вишневый или клубничный? У меня оба есть.

— Все, что хочешь, только скорей намазывай эту капельку! — шутливо зарычал Ян. Похоже, им обоим становилось все сложнее сдерживаться, и перерывчик с джемом был как раз вовремя.

— Ну, тогда вот тебе к вину капелька вишневого джема. От всей души, в знак нашей дружбы,— величественно протянула Настя руку Яну.

— Не хочу дружбу, хочу любовь! Можно, я ее не дружески, а с любовью слижу?

— А в задании так и написано: «медленно и очень эротично». Не нужна нам тут никакая дружба! Шуток, что ли, не понимаете, в самом деле?

Язык Яна был необыкновенно нежен. Не отрывая от Насти горящих глаз, он, растягивая удовольствие и искренне наслаждаясь, вылизывал сладкую капельку. Сначала самым кончиком языка, подбираясь его влажным клювиком к своему изумительному угощению с разных сторон, потом, накрыв сверху теплой розовой лопаточкой и прижимая ее все сильнее и сильнее, а затем, наконец, нежно-нежно высасывая, нет, точнее, выцеловывая, губами. Настя еле сдерживала дрожь. Его глаза дразнили и влекли неимоверно. Это было уже просто немыслимо. Напрягшиеся под тканью бюстгальтера сосочки изо всех сил рвались наружу.

— Вино! Дайте мне срочно запить это лакомство вином. Где оно? Сейчас я просто умру от жажды. Меня обещали напоить вином прямо из губ. — Ян протянул Насте бокал.

Набрав в рот вина, она приблизилась к его губам, подарив ему необыкновенно пьянящий терпкий глоток — один на двоих. Потом еще один, и еще... Оторваться было просто невозможно. Ян до последней капельки высосал последний глоток и жадно проглотил его вместе с пьяняще сладкой Настиной слюной. Языки переплетались и вибрировали, извивались и облизывали, ныряли вглубь и игриво прятались, дразнили и ласкали друг друга, радовались и забавлялись своей игрой. Они были то неторопливо расслабленными, то предельно нетерпеливыми, то нежно ласковыми, то беспредельно страстными, откровенно и жадно наслаждаясь друг другом. Руки Яна гладили обнаженную спину Насти, забирались под застежечку бюстгальтера, нетерпеливо теребили и щипали ее. Дрожа в нетерпеливом возбуждении, Настя сдерживалась из последних сил.

— Все! — наконец вырвалась она из этого сумасшествия. — Сейчас просто упаду в обморок! Надо же было просто угостить тебя вином. Боже, как мне нравится с тобой целоваться! Так бы и не прекращала ни на минуту.

— Ну, может, там есть еще более увлекательные задания, которые тебе понравятся,— улыбаясь, провоцировал ее Ян. Он и сам был уже словно пьяный. — Неужели выберешь и теперь белый фант? Следующий за тобой. Может, желтый?

— Не белый же, само собой! Переходим на желтые фанты. — Все еще тяжело дыша, Настя перебирала желтую колоду, выбирая следующее задание. — Ага, вот! Номер сорок шесть. Заодно и справедливость восторжествует! А то я уже две части одежды сняла, а ты — ни одной. Слушай, что тебе теперь надо делать.

Тот игрок, на котором осталось больше одежды, снимает одну ее часть и, закрыв глаза, вслух вспоминает о самом быстром, но страстном и внезапном своем сексе, когда он просто как похотливое животное набросился на партнера. Описание должно быть максимально натуралистичным и откровенным. Как все это происходило, где и с кем, какие ощущения и эмоции охватывали его и как вел себя при этом партнер.

Второй игрок может расспрашивать его о деталях всего происходившего, а тот обязан, ничего не скрывая, откровенно рассказывать обо всем. После этого рассказчик награждается нежным поцелуем в губы, а три желтых фанта в колоде заменяются розовыми.

— Вот ты какая! По-честному не можешь, да? Ну ладно, подожди у меня! Дождешься. — Ян, смеясь, снял с себя джемпер. Под ним была плотно облегающая тело майка, четко обрисовывающая рельефы его хорошо сложенной фигуры. Невольно залюбовавшись, Настя чуть не разучилась дышать. — Хорошо, расскажу тебе одну свою историю. Как раз то, что надо! На всю жизнь запомнилась. Только просьба... Никому не передавай, ладно? Это ведь на самом деле было, и на работе причем. Узнают — уволят сразу. Договорились?!

— Кремень!

— Ну, тогда слушай. Дело было так. Однажды меня вдруг поставили на один частный рейс. Есть у нас дочерняя фирма, обслуживающая частные самолеты. Она работает самостоятельно. Но там у них по какой-то причине, не знаю почему, на один из рейсов не хватало стюарда. Именно стюарда, а не стюардессы. Таков был запрос клиента. Предложили мне. Платят у них в два раза больше, отказываться — никакого смысла. Да и не спрашивал никто особо, поступила команда — и вперед.

Бизнес-джеты все красивые, а тот Falkon вообще супер был. Думаю, интерьер по индивидуальному заказу проектировали. Даже не представлял, что так можно сделать. Пассажиров всего трое. Одного стюарда им достаточно за глаза и за уши. Могли бы и вообще без него обойтись, но... сама понимаешь, понты — дело серьезное.

Вылетаем, лететь — четыре часа ночью. В салоне нас четверо. Я, владелец самолета с женой и его партнер, тоже солидный джентльмен. А пассажирский салон разделен как бы на две секции. Ну, и кроме того — моя клетушка и туалет. Я у самой кабины пилотов располагаюсь. Дальше в сторону хвоста — бизнес-зона. В ней — кресла и стол для работы или переговоров. Затем что-то типа гостиной, отделенной от бизнес-зоны шторкой. Там диван для отдыха и еще кресла. Ну, а в хвосте — зона туалета, довольно просторная. Предбанник и сам туалет дальше за дверью. Все в самолете по высшему уровню: и отделка, и интерьер, и удобства. И жена у владельца тоже дамочка соответствующего качества. Холеная, красивая, разодетая, в общем, Голливуд, сама понимаешь. Фигура, походка, манеры, стиль — все как надо. Знает владелец толк в самолетах и женщинах. Первое время они сидели втроем в гостиной. Пили кофе, коньяк, болтали. Я обслуживал. Владелец с партнером очень вежливые и корректные джентльмены были, обоим около пятидесяти. Дамочка существенно моложе — в районе тридцати, наверное (вообще-то сложно определить). Она с самого начала стала вести себя странно. С мужем — кошечка кошечкой: ласковая, смирная, покорная. Со мной — полная противоположность. Я — прислуга, и не более того. Принеси, подай, прикурить, налить, стряхнуть. И все без единого слова, жестами и кивками. Но потом чувствую — это игра. Не сразу понял какая, а потом врубился — дразнит. Незаметно для мужа, причем так, чтобы он ничего не видел. Прохожу мимо — невзначай покажет ножку. Подойду — наклонится вперед, чтобы сверху открылся бюст. Ставлю чашку — коснется ненароком ладони. Издевается, в общем. А у меня, между прочим, секса уже две недели не было, с подружкой разругался. И начинают у меня, откровенно говоря, слюни течь. А она это видит, чувствует, тащится, похоже, от всего. Я уже холодной водой стал заходить умываться, аж вспотел слегка.

Через некоторое время джентльмены удалились в бизнес-зону. Достали бумаги и засели по делам. А дамочка, откинувшись в кресле с коньячком, увлеклась журналами якобы. Развернула кресло для удобства в сторону прохода, положила ногу на ногу и кайфует.

— Как это кресло развернула? Разве в самолете такое возможно?

— Да, в этих — свободно. Кресла в таких самолетах специальные, можешь как угодно их устанавливать. Не перебивай, мелочи это, слушай. В салоне полумрак, запах коньяка, уют и покой. Игра в дразнилки продолжается. Позвала прикурить, наклонился, смотрю: приспустила бюстгальтер так, что кружочки сосков видны. Бросил взгляд, проглотил слюну — заметила. Следит за моей реакцией исподтишка. Подливаю коньяку, вижу: юбка до самого верха подтянута, выше чулок, аж трусики видны. Опять смотрит на реакцию. Прохожу мимо в хвост самолета — ножкой задевает. Жмет на кнопку, вызывает меня регулярно по всякой мелочи, но каждый раз что-то новенькое устраивает. Чувствую, уже не могу, аж колотит — так возбудился. А она знай свое: дразнит, играет. Дальше — больше. Захожу очередной раз в салон... Чуть в обморок не упал... Сидит ко мне вполоборота, смотрит журнальчик, а ножки чуть раздвинуты. Взгляд мой, само собой, вниз падает, а там трусиков уже нет и видно все. Сняла она их, похоже, пока меня не было, только чулки и юбка остались. Чуть не упал, в общем, остолбенел от неожиданности. А она молча протягивает мне бокал — подлей, мол, коньяку, мальчик. Подливаю, а у самого капелька пота по лбу катится и рука дрожит. Брюки уже топорщатся, чувствую — порвутся с минуты на минуту, ходить уже больно. А у нее взгляд отрешенный, как будто нет меня. Джентльмены-то за шторкой ничего не видят, деловую беседу ведут, а здесь — просто пыточная.

— Ни фига себе! — Настя глотнула вина. — Меня саму уже в жар бросило.

— Слушай дальше. Вернулся к себе, перевожу дух, в себя пытаюсь прийти. Не знаю, что делать. Каждый раз хожу мимо ее мужа, рукой бугор на штанах прикрывая. Только присел — опять лампочка мигнула: к ноге, значит. Глотнул холодной воды и опять туда, с подобострастной улыбкой, естественно. Сидит, откинувшись в кресле, в мою сторону не смотрит, молча протягивает руку с сигаретой — прикурить хочет. Достаю зажигалку, тянусь к сигарете, а она еще чуть сильнее откинулась. Один сосок полностью вывалился, второй выглядывает. У меня глаза не знают, что им и делать, бедные. Я их на сигарету направляю, а они вниз сами собой опускаются. Аж зубы сжал. Нагибаюсь дальше, тянусь с огоньком. Дыхнула — гаснет. Зажигаю, опять тянусь — задула ненароком. Раз — и второй сосок выскочил. Штаны у меня аж вздыбились. И что ты думаешь! Берет она мою руку с зажигалкой и, помогая, к сигарете подводит, меня чуть при этом притягивая. А вторая... (я аж вздрогнул как от удара тока) на член сверху ложится и сквозь брюки щупать его начинает...
  • 18.01.2020, 17:07
  • 1 851
Telegram Топ 10