Подарок на 8 Марта

Моя девушка давно запланировала, что мы будем делать 8 марта. Я был не против ее планов, все-таки Женский праздник.

Как мы и договорились, ближе к вечеру я пришел к ней домой, вручил цветы и небольшой презент, получив в благодарность ее нежные объятия и поцелуй. Она выглядела чудесно, так мило улыбалась и при этом соблазняла простым, но коротким платьицем.

Пройдя в комнату, я увидел, что она и стол не оставила без внимания. Милая подготовила романтический ужин, украсив комнату свечами. Вечер обещал быть интересным.

Мы ели, болтая о насущном, иногда отдаваясь поглаживаниями и поцелуям. Но не торопились, дразнили друг друга, растягивая вечер.

Наконец, когда я был почти готов прекратить эту сладкую пытку и взять свою девочку, она вдруг предложила поиграть. Моя кроткая Настенька, которая иной раз стеснялась позы наездницы, вдруг сама предложила такое. Не хотелось откладывать интимную близость еще дальше, но не отказывать же любимой девушке в такой день.

Она достала из тумбочки черную повязку и завязала мне глаза. Я был заинтригован. Она спросила, вижу ли я. Я сказал, что нет, но она все равно сказала не подсматривать.

Я почувствовал, что она встала с края кровати, и через пару секунд услышал мелодичную музыку, ненавязчивую, но создающую романтический настрой.

Настя сказала:

- Ляг на кровать.

Я повиновался и лёг. Она залезла на меня сверху и начала нежно целовать, поглаживая мою грудь и руки. Я хотел уже обнять ее, но услышал:

- Не трогай. Положи руки.

И почувствовал, как она слегка прижала мои запястья по сторонам от моей головы. Моя девочка никогда не доминировала надо мной, но это начало заводить меня.

Она поглаживала мои руки, продолжая меня целовать, как вдруг я услышал щелчок и почувствовал, как мою левую руку приковало чем-то холодным к спинке кровати. Я уже хотел спросить, что она делает, как ощутил, как то же случилось и с моей правой рукой.

Я возбудился. Не думал, что моя малышка способна на такое.

Я ощутил, как Настя начала слезать с меня и расстегивать сначала рубашку, затем джинсы. Рубашку она снять не могла, но оголила грудь. А вот от джинсов она быстро избавилась. Впрочем, я был не против.

Тут я почувствовал оковы и на своей ноге, а вскоре и на второй. Я был прикован всеми конечностями. Я не мог закрыться или защититься от этой охотницы, и как же это возбуждало.

Настя забралась на кровать и опустилась мне на лицо. Я любил ее киску, такую сладкую и нежную. Я в тайне мечтал о том, чтобы Настя сама оседлала мое лицо, но не просил ее об этом, зная, что она постесняется. А тут такое.

Она аккуратно села киской на мой рот, и я начал нежно ласкать ее. Я чувствовал, как сок моей девочки увлажняет мои губы. Он был слегка кисленьким, не таким, как обычно, но может, это из-за праздничного ужина. Я нежно проходил вверх-вниз по ее половым губкам и между ними, теребил клитор, ощущая, как он набухает. Она чуть отстранилась. Я оторвался от ее промежности и сказал:

- Какая же ты вкусная!

Вдруг я услышал откуда-то сбоку голос моей Насти:

- Не знала, что тебе нравится вкус других девушек.

Тут она резко сняла с меня повязку. Долю секунды мои глаза привыкали к свету, а затем я увидел слева от кровати свою девушку с повязкой в руке. А над моим лицом висела женская попа. Еще несколько секунд я пытался осознать, что происходит, пока Настя говорила:

- Помнишь я говорила тебе про свою подругу Алину? Познакомься с ней. Я рассказывала ей о твоем талантливом язычке, милый. Она давно одна и я подумала, что будет несправедливо, если у меня будет мужчина на 8 марта, а у неё нет. Мы же все-таки подруги. Так что я решила подарить ей твой рот.

Я хотел было начать возмущаться, как вдруг попа, что висела надо мной, резко опустилась, накрыв мое лицо.

Я перестал дышать, зажал рот и начал дергаться, пытаясь скинуть ее с себя, но мои попытки были тщетны.

Попка вдруг поднялась, и я смог говорить. Я начал кричать на Настю.

- Ты что творишь?! Я, конечно, понимаю, что ЖМЖ - фантазия многих мужчин, но с чего ты взяла, что я этого захочу?! И почему ты не спросила??

Попка снова опустилась на мое лицо. Я начал мычать и брыкаться. Я не мог вдохнуть. А на моем лице сидела посторонняя голая девушка, лица которой я даже не видел! Я брыкался, как мог, но не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Я был абсолютно беспомощен. Она снова поднялась и Настя ответила:

- Милый, я знала, что ты не согласишься помочь Алине, ты ведь принципиальный и не хочешь изменять. Именно поэтому я пришла к выводу, что тебя вообще не нужно спрашивать. Так что все сделала сама!

Не успела она договорить, как Алина снова села всем весом на мое лицо. Мне пришлось вновь задержать дыхание. Я не хочу лизать этой девке! Я даже не видел ее! Да и вообще, это дело принципа! И вообще, я не был готов делить постель с кем-то третьим, даже девушкой!

Алина все сидела на мне, не давая вдохнуть. Я начал ощущать недостаток воздуха, что только усилило мои попытки выбраться. Дергая головой, я теребил сжатыми губами киску мучительницы. Подбородок, рот и часть носа намокли, но не от пота, а от смазки девушки. Чувствуя, что почти задыхаюсь, я начал кричать, и только тут она поднялась.

Я судорожно вдохнул воздух, уловив запах ее попы, но не успел наполнить легкие, как вдруг она снова на меня села! Мой рот был открыт, и я почувствовал вкус ее киски. Он был всё тем же, приятным и кисленьким, но теперь он мне уже не нравился! Я не успел толком вдохнуть, поэтому очень быстро снова начал задыхаться. Алина поднялась.

Я начал жадно глотать воздух. К моему лицу наклонилась Настя. Она была недовольна.

- Дорогой, ты что, хочешь подставить меня перед подругой? Я ведь пообещала ей твои ласки! Почему ты упрямишься? Настоящий мужчина так не поступает.

- Прекрати это! Сейчас же!

- Не притворяйся, что тебе не нравится. У тебя ведь член колом стоит.

- Я не буду! Я не хочу! Ты меня заставляешь!

- Если ты не послушаешься и не удовлетворишь Алину, нам придется заставить тебя это сделать. Ты понимаешь? Потому что мы с ней уже договорились. А я свое слово держу!

Я начал ее бояться. Их обеих - свою любимую, в которой вдруг проснулся садист, и эту безликую беспощадную Алину.

Вдруг в мой живот впились ногти той безжалостной, что сидела сверху. От боли я вскрикнул, а она, поймав момент, снова опустила попу. Мой рот так и остался открытым. Я попытался его закрыть, но Алина так плотно ко мне прижалась, что я просто не мог свести губы вместе. Я ощутил, как ее сок стекает мне в рот, и я не мог ничего с этим поделать. Я попытался вдохнуть, но мои ноздри были плотно закрыты попой девушки. Я задыхался, не имея возможности вдохнуть, и почти захлёбывался выделениями Алины. Ей определенно нравилось надо мной издеваться. Откуда-то снаружи этого заточения я услышал Настю:

- Сделай то, что она хочет, тогда она позволит тебе подышать. А иначе потеряешь сознание!

Я категорически не подчинялся, но организм растрачивал всякие остатки кислорода в крови. Алина сильно поцарапала меня, от чего я глухо вскрикнул в ее киску. Девушка заерзала на моем лице. Вибрации явно приносили ей дополнительное удовольствие. В конце концов, я сдался. Ощущая свое унижение, я высунул язык и провел им по киске. Раздался стон девушки. Но она не вставала, а кислород все кончался. Я провел еще раз и еще, слизывая смазку доминантки. И вот наконец она позволила мне вдохнуть.

Я дышал и ощущал, что вся нижняя половина моего лица в ее соке. А надо мной нависла упругая попка жестокой мучительницы.

Я огляделся. В кресле у кровати сидела Настя. Она смотрела на мои страдания похотливым взглядом, задрав свое милое, скромное платьице, и ласкала свою киску.

Я ощутил прилив возбуждения. Что со мной? Они меня насилуют, издеваются надо мной, душат, а я возбуждаюсь?!

Девушка дала мне отдышаться и снова оседлала мое лицо. Я знал, чем грозит неповиновение, поэтому начал усердно ласкать ее промежность, теребя клитор, посасывая губы и складочки. Доминантка начала в буквальном смысле ездить на моем лице. Я высунул язык и стал подмахивать ей своей головой. Ей должно быть приятно! Ей должно понравиться! Иначе она опять будет меня царапать и душить. Мой язык проходил по ее киске, доходил до промежности и возвращался обратно. В какой-то момент кончик языка стал касаться анального отверстия. Девушка замерла и села попкой на мой рот. Я начал усердно лизать ее заднюю дырочку. Я старался войти языком внутрь, но дырочка была тугая.

Надо мной раздавались стоны наслаждения той, что меня истязала. Слева, с кресла, доносились постанывания моей любимой.

Алина снова прижала меня попой к кровати. Почему она это делает? Я ведь подчиняюсь, делаю, что она хочет. Зачем она меня душит?

Я не переставал лизать, чтобы угодить ей, но она всё прижимала. Она схватила меня за волосы и стала буквально насаживать на свой анус. Мне это нравилось. Я ощущал, как она утыкает меня лицом между своих булочек, и возбуждался только сильнее. Тут я снова начал испытывать недостаток воздуха и вырываться. Немного помучив меня, Алина выпустила мою голову.

Я посмотрел на Настю. Она сидела на кресле, раскинув ноги. Скинув с себя верхнюю часть платья, она мяла свою грудь. Ее трусики были отодвинуты вбок, а пальцы быстро теребили клитор, иногда залезая внутрь ее киски. Она закусила губу и с наслаждением смотрела на то, как ее подруга заставляет меня ей отлизывать.

Алина приказала высунуть язык. Я повиновался. Она сказала:

- Больше! И напряги его.

Я максимально высунул язык и напряг его. Она присела и накрыла мой язык своим влагалищем. Я ощутил, как он вошел внутрь, как его окутала влага и тугая горячая плоть. Девушка застонала и начала медленно подниматься и опускаться на моем языке. Она быстро ускорилась. И вот она уже скачет на моем лице, шлепая о него попкой, а мой язык трахает ее киску. Я иногда успевал вдохнуть между приседаниями аромат ее попочки, такой сладкий и притягательный. От влаги между ее ног я слышал причмокивания. Повышенным тоном она приказала:

- Ласкай клитор!

Я быстро последовал указанию и перешел к клитору. Я теребил его вправо-влево кончиком языка, перемещая язык вверх и вниз.

- Сильнее!

Я надавил сильнее, не прекращая ласки. Стоны Алины усилились. Я рискнул ослушаться ее приказа и начал посасывать клитор. Девушка громко вскрикнула и через несколько секунд кончила, продолжая тереться о мой язык.

Немного погодя, Настя сказала Алине:

- Отвяжи его.

Девушка слезла со своего седла и начала отвязывать меня. Она оказалась красивой.

Освободив меня из плена, Настя поманила меня пальцем и сказала:

- Иди ко мне.

Я встал с кровати и сделал шаг, но она остановила меня, добавив:

- На коленях.

Я был заворожен и опустился на колени. Настя приглашающе раздвинула ножки. Я увидел мокрое пятно на кресло под ее попкой.

Я подполз и приложил язык к ее сладкой киске. Любимая нежно застонала, а я принялся ублажать ее. Я ласкал ее из стороны в стороны, иногда прерываясь на поцелуи и нежные короткие посасывания клитора. Настя взяла меня за волосы и начала мной управлять. Я следовал ее указаниям, надавливал сильнее или слабее, двигался быстрее или медленнее. Расслабив язык, я делал круговые движения по клитору, одновременно вставив палец в киску своей девочке. Ее стоны стали громче, а дыхание чаще. Я задвигал пальцем, сначала нежно, затем быстрее. Нащупав заветный бугорок, я начал его стимулировать, то быстро, то медленно лаская по кругу клитор, пока моя девочка не закричала, сжав ноги и задергавшись в конвульсиях оргазма.

Когда она ослабила хватку и обмякла в кресле, я поцеловал ее промежность и сказал:

- С 8 марта, любимая!
22 066
Голые Топ 10