Рассказы и секс истории

Автопарк

В нашем автопарке насчитывается пятьдесят две единицы пассажирской техники, которые ежедневно выходят на маршрут. Личный состав предприятия – сто пятнадцать работников, включая водителей, слесарей-ремонтников, диспетчеров, контролеров и административный аппарат. В половом соотношении преобладают мужчины, в своем числе – 94 сотрудника и 21 женщина, соответственно. Я знаю это, так как целых два дня работаю здесь, на должности заведующего инвентарным обеспечением. Меня зовут Оля, мне 20 лет и устроилась я сюда сразу после окончания транспортного училища, по рекомендации моего свекра, который до пенсии работал на моем нынешнем месте.

Оформляя меня в штат, кадровичка, Зоя Марковна, негодовала, дескать, я не подхожу из-за моего юного возраста: «Они тебя живьем съедят. У нас бабы матёрые дольше трех недель не выдерживают, а тут ты – сопля зелёная, после первой планерки расклеишься». Я поспешила заверить скептично настроенную даму, что смогу за себя постоять, если понадобится, на что, та пожелала мне удачи и посоветовала ни в коем случае не задерживаться на работе допоздна, потому, что после восьми «у нас тут жуткие дела творятся».

По поводу матерых баб, Зоя не соврала – все женщины в автопарке были как на подбор – коренастые, плотно сложенные, с «богатым» словарным запасом и большим жизненным опытом, судя по зрелому возрасту, повадкам и разнузданной манере общения. Я, реально, чувствовала себя белой вороной в «милом» женском коллективе.

А что касается жутких дел, то за них мне пояснила бухгалтер Татьяна: «Тебе, что, твое папа (имея виду свекра) не рассказывал…? У нас здесь маршрутчики каждый вечер, после смены, такие пьянки устраивают, а потом еще и девок из диспетчерской, прямо в машинах трахают». Со слов бухгалтерши, меня, как пить дать, заставят проставляться перед коллективом в честь трудоустройства, а там и до группового изнасилования дойти может.

Я, конечно же, не стала верить всему, что рассказывала Таня, поскольку, если б все вправду обстояло таким образом, то отец моего мужа не подписал бы меня на такую работу.

Насчет выставиться за знакомство, так сказать, то тут ничего плохого не вижу – подобные традиции, насколько я понимаю, свойственны любому коллективу. А касательно возможных оргий на рабочем месте, то какое мне дело, кто кого ебет. Кроме того, видела я тех девок с диспетчерской – там, без предварительной «заправки» на штурм не пойдешь. Барышни по весу, каждая в отдельности, шо целая маршрутка. Тем не менее, напуганную вероятностью сексуальных домогательств, со стороны шоферов, бухгалтершу, каждый вечер, после работы, забирал муж. Я же задерживалась дотемна, шла через целый автопарк к пропускной и, как ни странно, на меня никто ни разу не напал.

Справедливости ради, проработав на новом месте несколько дней, я все-таки убедилась, что слухи о частых половых сношениях на территории автопарка не беспочвенны. Мне дважды «посчастливилось» стать невольной свидетельницей соития начальника отдела по ремонту и сборке передвижного состава с его же собственной супругой, которая пришла к нему на работу – в одном случае; и тройничка, в исполнении двух водителей и контролерши Люды, которую водилы резво оприходовали прямо в гараже – в другом. Оба инцидента произошли при свете дня и не вызвали никаких жалоб со стороны их участников. Когда я призналась Людмиле, что видела, как её поставили раком и отъебали с двух концов, за цистерной с машинным маслом, та мне ответила, что для разведенной, одинокой женщины, подобного рода интимная близость – единственный шанс удовлетворить свои природные потребности. Люду ни капли не смутила моя откровенность, белее того, она созналась, что побывала на конце у большинства здешних мужчин, а их, напомню, работает под сотню: «Нас, в парке, не много (имеется виду – женщин) и каждая, бывало, обслужит за смену до десяти мужиков. А чё, им расслабиться надо и у нас, как понимаешь, не у всех, в личной жизни всё сложилось. Вот, мы им, они нам». Такого объяснения мне было вполне достаточно, и я пошла дальше, по своим делам.

Проработав первую неделю, я все-таки, решила ближе познакомится с новыми сотрудниками и всех, кого смогла, пригласила в пятницу, после смены выпить за знакомство. Естественно, все – сто с лишним коллег, не пришли, но несколько десятков самых жаждущих пригубить, всё же явились.

Девочки мне помогли сделать бутерброды, плюс ящик водки – вот и весь стол. Моя, уже хорошая подруга Люда, заново представила меня коллективу и, собственно говоря, начали праздновать. Водка уходила так быстро, что я начала бояться, что её не хватит, но мужики сообразили и из закромов родины достали канистру спирта. Знакомство понеслось с новой скоростью. Все оказались очень милыми и дружелюбными (в отличие от того, какими мне их описывала бухгалтерша Таня). Коллектив, преимущественно мужская его часть, оказала мне радушный прием. Мне подливали так быстро, что я не успела заметить, как опьянела свыше положенного. Еще и спирт бил по мозгам не шуточно, и, похоже, не мне одной. Людка, со свойственной ей легкостью, спустя час от начала попойки, на моих глазах, уединилась в одном из маршрутных такси, сразу с четырьмя представителями мужского пола и понятно для чего. Наш главный слесарь дядя Коля, вообще не уединяясь, бессовестно лапал за все места замужнюю, пятидесятилетнюю завсклада, Марину Петровну, с её на это молчаливого разрешения. Не стесняясь своего замужнего статуса, Маринка запросто предоставляла ему все свои прелести и вообще, вела себя как последняя шлюха. Я была настолько пьяна, что даже не ахуела, когда при мне, какую-то бабу, с телосложением тяжелоатлетки, разложили прямо на полу гаража и толпа пьяных мужиков, заходилась пристраиваться к её телесам, чтобы приступить к совокуплению.

Я оглядывалась по сторонам и видела, как гаражное помещение превращается в царство порока и разврата. Кто-то по-прежнему выпивал, забыв о причине торжества, кто-то перешел к плотским утехам, сладострастные стоны от которых расходились эхом по ангару. Мне вспомнились слова бухгалтера Тани, пророчащие мне групповую еблю и от этого стало не по себе. Но было поздно – меня в драбадан бухую, взяли под руки двое взрослых мужиков и потащили в кабину маршрутки. Я пыталась объяснить им, что на этом празднике жизни я случайная гостья и чем бы они тут не привыкли заниматься с толстожопыми диспетчерками и контролершами, я отказываюсь участвовать в этом. Мой протест был отклонен, и не успела я опомниться, как лежала спиной на коробке мотора, в салоне маршрутки, а какой-то тип, старше меня в два с половиной раза, лез ко мне целоваться своим прокуренным ртом. Его седые усы лезли мне в ноздри и ужасно воняли. За его спиной стоял ещё один, ждавший своей очереди, пока этот пытался меня трахнуть. Я была не в состоянии сопротивляться, поэтому маршрутчик довольно быстро стащил с меня рабочий комбинезон, приспустил свои портки и отодвинув ткань моих трусиков в сторону проник в мою киску своим крючковатым членом. Трахая меня, он тяжело дышал мне в лицо запахом перегара и дешевого курева. К моему счастью, надолго его не хватило, и он кончил мне на живот, заправился и удалился, но на его место пришел другой. Этот был полный и когда он лег на меня, то мне перехватило дыхание. Он долго терся своим мелким хуем об мои половые губы, прежде чем вставить, а когда вошел, то продержался не дольше предыдущего. Толстяк накончал на мой лобок и мне показалось, что на этом все, но все только начиналось. Когда второй мой ёбарь слез с меня, то я увидела, что салон маршрутки битком набит мужиками и все они, походу, хотят мою пизденку.

На заднем ряду, правда, драли еще кого-то, но судя по всему, в отличие от меня, та давалка имела добровольное намерение отдаться своим партнерам. Странно, но в тот момент я не думала о муже, мне в голову постучалась абсолютно неуместная, в данной ситуации, мысль – «как на этих сидениях, на которых, очевидно, остается столько засохшей спермы, потом ездят бедные пассажиры»? Мысль конечно хорошая, но её прервал очередной, вошедший в меня, член, на этот раз, побольше и помощнее. С первого проникновения, он сразу же достал до самой матки, от чего, к моему собственному стыду, мне сделалось чертовски хорошо. Владелец члена был парнем, приблизительно, моего возраста. На фоне первых двоих, этот не вызывал отвращения, я даже забыла, что меня насилуют и почти не кончила, но парниша успел меня в этом опередить. Как и его старшие товарищи, он не стал спускать внутрь, а настебелил мне на трусики. Заметив, что мое нижнее белье испачкано, мой следующий ебарь просто сорвал с меня стринги и бросил их на водительское сидение. Пытаясь добраться до сисек, он разодрал на мне одежду, так что теперь, я лежала совсем голенькая, разве что, в рабочих ботинках. Своими большими, грязными от машинного масла ручищами дедина стал мять мои маленькие грудки, обсасывая и покусывая то один, то другой сосочек. Поиграв с титьками, перевозбужденный самец принялся меня драть. Вот тут я и поняла значение слова «порево». Его член был такой огромный, что даже не мог войти в меня на всю длину. Начав сразу же в довольно высоком темпе, мой новый партнер продержался дольше, нежели трое предыдущих вместе взятых. За время, пока он был на мне, я успела кончить, потерять сознания, прийти в себя и кончить снова. От такого пропихона, мне казалось, я даже протрезвела. Любовника уже начали подгонять его товарищи, которым также не терпелось попробовать новую сотрудницу. Таких молоденьких и свеженьких экземпляров, как я, в автопарке, похоже, давно не было, и после старых потасканных пёзд здешних работниц, моя «девочка» была глотком свежего воздуха для мужского коллектива.

Один трахарь сменялся другим. Чтобы ускорить процесс, мужчины сняли меня с коробки мотора, постелили на пол маршрутки старый ватник, поставили меня на четвереньки жопой к выходу и стали подходить с двух концов. Теперь мне пришлось обслуживать толпу не только своей вагиной, но и ротиком. Взявшаяся из неоткуда Люда встала на мою защиту, ругая мужиков за то, что те хотят меня до смерти затрахать: «Имейте совесть, собаки! Вы что хотите бедную девочку в первую же неделю на больничный отправить?». Кто-то из народа парировал её претензии: «На больничный – не на больничный, а в декрет можно!». С такого замечания все заржали, только мне было не смешно, ведь то, о чем кто-то там ляпнул, могло произойти на самом деле. В таком формате – когда тебя ебут со всех сторон, за всеми не уследишь – авось, кто и внутрь слить может. Я бы и рада настоять на том, чтобы в меня не кончали, да рот все время хуями занят – не успеваешь сглатывать. Сперма везде – во рту, на лице в волосах, на спине и на попе, которую, кстати, тоже решили пустить в дело. Что там говорить про мужчин, если я уже со счета сбилась, сколько раз сама кончила. От постоянных оргазмов тело ослабло, и стоять в собачей позе становилось все труднее. В бессознательном состоянии я, буквально, валялась на полу, пока меня дотрахивали кто, куда был горазд. В конце марафона я слышала несколько хвалебных отзывав от удовлетворенных моим телом коллег-мужчин, по типу: «А наша новая инвентаристка девка-огонь. Я таких молоденьких, лет сорок не трахал».

С помощью Люды, я еле дошла до душевой (которой был оборудован наш автопарк), смыла, насколько это было возможно, из себя весь генофонд нашего предприятия, оделась и поехала домой на такси. Я молилась, чтобы мужу не захотелось секса сегодня, так как все мои места требовали двухдневного капремонта. Если бы он увидел, то, что когда-то было его любимой, узенькой киской, в таком раздолбленном состоянии, то, наверное, убил бы меня на месте. Я соврала, сказав, что мои месячные начались раньше, и тем самым ушла от проблем. Забавно, что месячных у меня, с момента той истории в автопарке, так и не случилось и теперь я могу только догадываться, по какому маршруту колесит папка моего будущего отпрыска.
  • 23 590
Голые Топ 10