Рассказы и секс истории

Актеон и Артемида

Меня зовут Валерий, и я художник. Больше всего люблю писать картины в стиле ню, причём в качестве моделей использую как девушек, так и парней.

Мои работы не выставляются в музеях и галереях, но их все равно хорошо покупают. Скажу не хвастаясь, покупают дорого.

Моя жена Оля знает, что я сплю со своими моделями, и давно уже смирилась с этим. Но одно ее условие я выполняю неукоснительно: во время работы - никакого секса.

Достигается это очень просто. Давно уже изобретена такая штука, как мужской пояс верности. Оля запирает меня на все время моей работы. Как ни прекрасны натурщик или натурщица, мои желания могут быть исполнены только после того, как картина будет закончена.

Конечно, дома мой член всегда свободен и наслаждается общением с лоном моей жены столько, сколько мне и ей захочется. Но в студии я всегда заперт.

Это бывает просто мучительно, потому что я влюбляюсь почти в каждую свою модель. Невозможность сексуальной разрядки заставляет меня работать более качественно, ведь в конце меня ждёт вознаграждение - возможность близости с возлюбленным или с возлюбленной.

Сегодня мне будет позировать супружеская пара. Я случайно встретил их на одной вечеринке, и они так понравились мне, что я тут же стал уговаривать их стать моими моделями для картины «Артемида и Актеон».

Согласно мифу, Актеон подсмотрел, как купается богиня охоты, и тут же был наказан за свое любопытство: разгневанная Артемида превратила его в оленя, и его съели его собственные собаки.

Я предполагал запечатлеть тот момент, когда у Актеона вырастают рога на голове, но он ещё может говорить и склоняется перед богиней в мольбе о пощаде. Артемида же, до которой не дотронулся ни один мужчина, должна выражать непреклонность и жестокую радость.

Сегодня - первый день работы.

Оля запирает мой член, целует меня в губы и шепчет: "Удачи, любимый".

Я в студии. До их прихода остаётся несколько минут.

Я достаю бутылку дорогого вина. Искрометный напиток должен заставить нас расслабиться и раскрепоститься. Но не больше одного бокала каждому, иначе можно захмелеть и потерять концентрацию.

Звонок.

Открываю дверь. Они переступают порог. Он - явно женственный, склонный к подчинению. Устраивается на диване и меланхолически рассматривает шахматные плитки на полу.

Она - яркая, властная и смелая. Без стеснения целует меня в губы и спрашивает с улыбкой, готов ли я.

Конечно, готов! Женя, зачем ты забился в угол? Иди сюда, раздевайся. Помоги раздеться супруге. Чувствуете, как здесь тепло, даже жарко?

Развиваю вино по бокалам. Именно Лена провозглашает тост за будущую картину. Женя молча опрокидывает в себя содержимое бокала. Лена пьёт неторопливо, смакуя каждый глоток.

Да, эта пара и в самом деле Артемида и Актеон. Женя смотрит на Лену, как на богиню, и я уверен, что она руководит им везде, в том числе и в постели.

Сюрпризы начинаются почти сразу.

Женя раздевается до трусов, но медлит обнажиться полностью. Непонятно, чего он стесняется. Зато Лена равнодушно сбрасывает платье, под которым нет никакого белья...

Вот это да! У моей модели, оказывается, есть член!

Я немного шокирован. Конечно, я знаю, что есть такие девушки, но одно дело знать, а другое - видеть в двух шагах от себя.

Я все же беру себя в руки. Несмотря на огромный, в двадцать сантиметров, фаллос, во всем остальном Лена - девушка, и притом чудесная девушка с совершенной фигурой (это я увидел ещё в момент нашего знакомства).

Я проглатываю готовые вылететь изо рта вопросы и с профессиональным равнодушием указываю супругам место их позирования - небольшой подиум. Больше в студии ничего нет. Лес, озеро и нимф, подружек Артемиды, я с лёгкостью могу представить уже сейчас.

— Любимый, так не годится. Снимай трусы, - говорит Лена. - В античной Греции не знали этого предмета одежды.

Женя с мольбой смотрит на нее, потом на меня. Но поскольку он в явном меньшинстве, ему приходится избавиться от трусов.

Женя снимает свои трусы и, прикрыв член рукой, встаёт рядом с женой.

Лена мягко убирает его руку, и я с удивлением вижу его маленький членик, закованный в пояс верности!

Женя краснеет ещё сильнее.

Я подхожу поближе, чтобы рассмотреть это устройство.

Клетка, почти такая же, как на мне сейчас. Но с существенным отличием. К кольцу, охватывающему яйца, примыкает полукруглая металлическая трубка, уходящая в промежность и кончающаяся толстой пробкой, вставленной в анус Жени.

— Мне придётся позировать в таком виде? - упавшим голосом спрашивает Женя.

— Милый, в этом нет ничего плохого, - возражает Лена. - Актеону такая штука и не снилась. В наши дни Артемида просто заперла бы его жалкий членик навсегда, после чего разрешила бы ему подглядывать сколько угодно.

Мы начинаем разрабатывать композицию. Супруги последовательно принимают несколько поз. Я настаиваю, чтобы все было, как в мифе: сначала подглядывание, потом обнаружение, потом наказание.

Женя стоит в пол-оборота ко мне, так что мне видна его сексуальная попа, а член не виден. Правая рука якобы обхватывает член, словно во время мастурбации. Голова наклонена, а левой рукой Женя отодвигает воображаемую ветку, мешающую видеть красоту Артемиды.

В нескольких метрах от него нагая Лена-Артемида моется в озере. Я вижу её прекрасные груди и мощный член. Девушка стоит, склонившись над водой. Одна рука придерживает пышные волосы, другая опущена в воду.

Я делаю несколько набросков.

Мой запертый член давно уже затвердел и истекает смазкой. Меня возбуждает и женственная попа Жени, и прекрасное тело его жены. А от вида ее члена у меня просто жар под кожей.

— Артемида, ты услышала шорох в кустах. Поверни голову. Ты ещё не знаешь, кто там скрывается, но на всякий случай прикрой груди рукой. Актеон, ты уже почти обнаружен, отпусти ветку, чтобы она закрыла твоё лицо, и думай о том, как бы поскорее убежать.

Женя так натурально изображает испуг, что мы с Леной не можем сдержать смеха.

Я продолжаю работать. Ещё десяток эскизов.

— Актеон, ты испуган по-настоящему. Артемида увидела тебя. Поворачивайся и готовься к бегству, спасайся от её гнева.

— Артемида, ты видишь дерзкого смертного, который видел твою наготу и онанировал, глядя, как ты купаешься. Что скажешь?

На прекрасном лице Лены появляется сердитое выражение. Даже без моей подсказки она принимает нужную позу - одной рукой указывает на нарушителя своего покоя, а другой - на землю перед собой. По этому сигналу, нимфы должны схватить Актеона и поставить его на колени перед богиней.

Работа продолжается уже почти шесть часов. Со всех троих течёт пот.

— Ладно, на сегодня все, - я откладываю карандаш и киваю своим моделям. - Одевайтесь.

И тут я замечаю, что фаллос Лены стоит колом. О боги, в вертикальном положении он просто огромен! Я непроизвольно облизываюсь.

Лена ловит мой взгляд и выразительно проводит рукой по стволу:

— Обычно меня удовлетворяет мой муж. Но если хочешь, можешь тоже попробовать.
  • 11 157
Голые Топ 10