Эротические порно рассказы » Анальный секс » Властный гинеколог и пухлая разведенка

Властный гинеколог и пухлая разведенка

Эта история основана на реальных событиях, которые случились со мной два месяца назад.

Меня зовут Анна, мне 37 лет. Уже год, как я в разводе. С мужем Вадимом мы прожили вместе 13 лет, а потом… А потом он ушел от меня к любовнице. Я старалась сохранить брак, как могла: пыталась быть мудрой, терпеливой, исполняла все его небанальные прихоти в койке, вкусно готовила и вела домашний быт на высоте, воспитывала двоих наших сыновей и была вежлива со свекровью.

Но что все это значит по сравнению с молодостью, красотой и стройностью? Вторая жена Вадима моложе меня на 11 лет и легче на 15 килограмм. Очень эффектная и яркая. Я, конечно, не такая.

Нет, я тоже вполне симпатичная невысокая блондинка с большой натуральной грудью. В молодости благодаря сисям четвертого размера у меня отбою не было от поклонников. Сейчас же после двух родов и кормлений грудь выросла до семерки и сильно обвисла. В бюстгальтере она все еще смотрится шикарно, а вот раздеваться перед потенциальными новыми мужчинами я стесняюсь. Фигура, тоже будучи изначально неплохой, сильно погрузнела, на бедра и живот «прилипли» лишние килограммов десять жира.

За годы брака я обросла комплексами, и если с Вадимом еще могла раскрепоститься, хотя и видела его неодобрение моему изменившемуся внешнему виду, которое он не скрывал, не стесняясь в выражениях в последние годы брака, то сейчас, спустя год после развода, все еще не устроила личную жизнь, испытывая страх разочаровать будущего партнера. Да и дети, работа отнимали много времени.

Вот и сегодня вечером с работы я бегом прибежала домой, чтобы подмыться и побрить зону бикини, которую, честно говоря, запустила после развода. Вечером мне предстоял визит к гинекологу в рамках ежегодного медосмотра на работе. Я взяла последний талончик на 18:30 и сейчас лихорадочно собиралась, морщась от нежелания идти. Согласитесь, вряд ли найдется женщина, которая любила бы ходить к гинекологу, раскидывать на кресле ляжки и лежать в этой унизительной позе пока доктор осматривает гениталии и лезет внутрь холодным расширителем.

У меня же была дополнительная причина, делавшая походы в женскую консультацию особенно некомфортными и стыдными.

Но куда деваться? Без медосмотра начальство может и не допустить до работы, у нас с этим строго.

Я успела вовремя, передо мной в очереди в кабинет оставалась одна женщина.

Когда она вышла, вместе с ней в коридор выглянул бодрый старичок в белом халате. У него было благообразное, внушающее доверие морщинистое лицо, небольшая седая бородка и блестящая лысина. В целом он выглядел лет на 70, не меньше.

- Вы последняя на сегодня, голубушка? – Обратился он ко мне.

Я в замешательстве кивнула. Сердце заколотилось. Никогда в жизни я не попадала на осмотр к мужчине-гинекологу, так уж сложилось. И теперь была просто в панике.

- Тогда обождите минут десять, я скоро вернусь. – Доктор снова заглянул в кабинет. - Маша, тут последняя осталась. Иди домой, я тебя отпускаю. Сам осмотрю и сам карту заполню.

Медсестра рассыпалась в благодарностях, а доктор покивал ей с улыбкой, потом улыбнулся мне, видимо, заметив мой опешивший вид, и ушел куда-то за угол коридора.

Через минуту уже одетая медсестра вышла из кабинета.

- Простите, - окликнула я ее, - а другие доктора сейчас прием не ведут?.. Женщины?

Она внимательно посмотрела на меня.

- Да вы что, вы стесняетесь, что ли?

Я кивнула, покраснев.

- Вы это бросьте, - медсестра шутливо погрозила мне пальцем. Вам же наоборот, сказочно повезло. Лев Валентинович ведет прием всего раз в две недели, он же у нас светило медицины, в университете преподает. Ау нас редко появляется. Да к нему за месяцы на прием записываются! А вы стесняетесь чего-то, - успокоила она меня.

Увы, я все равно сидела как на иголках.

Доктор освободился даже раньше и пригласил меня в кабинет.

Указав на стул, открыл мою карточку.

- Какие жалобы?

- Ни… Никаких, доктор. Я просто на медосмотр пришла. Может быть, вы мне дадите справочку, и все? Без осмотра? – я просительно посмотрела на него.

- Голубушка, да вы что? – Сдвинул седые брови доктор. – Как же без осмотра? Лев Валентинович Прибылов никогда не позволит себе схалтурничать! Идите за ширму, раздевайтесь и ложитесь на кресло. И да… - Здесь доктор сделал небольшую паузу, оценивающе глядя на раскрасневшуюся меня. Я же, наоборот, смотрела вниз, не в силах поднять глаза. – Раздевайтесь догола. Я, кроме того, что профессор гинекологии, еще дипломированный маммолог. Сразу осмотрю ваши молочные железы, чтобы вам потом лишний раз по кабинетам не ходить.

Ох, еще не легче! Да как так-то? Я была готова расплакаться от стыда. Меня голую никто из мужчин, кроме бывшего мужа, не видел уже 14 лет!

- Спасибо огромное, - выдавила я, - и правда, так гораздо… удобнее.

Раздевшись дрожащими руками, я неловко залезла на это пыточное кресло и постаралась лечь поудобнее. Как будто это возможно! При каждом движении освобожденные от лифчика сиси подпрыгивали и колыхались. Наконец, я кое-как улеглась и замерла.

Буквально через минуту пожилой профессор подошел ко мне.

- Ноги шире! – Скомандовал он. – Еще шире! Попу ближе на меня!

Я молча заерзала, стараясь выполнит его приказы. Чертовы сиси тряслись в такт движениям.

Врач молча осматривал мою промежность.

- Ого, - насмешливо, но без особого удивления сказал вдруг доктор, - да вы у нас шалунья! – И внезапно не больно, но обидно щелкнул меня по приоткрывшемуся колечку ануса.

От охватившего меня стыда я мгновенно мучительно покраснела, аж до слез. Хотела разлепить губы, толком даже не зная, что сказать, но не смогла и лишь невнятно замычала что-то, покраснев еще больше.

Да, это была именно та постыдная тайная причина, из-за которой я так не люблю ходить на осмотр к гинекологам.

Дело в том, что Вадим очень любит анальный секс. Именно его он предпочитал долгие годы нашего брака всем остальным способам. Я же, как хорошая жена, любившая мужа, пыталась угодить ему во всем, полностью подстроилась под его привычки.

Конечно, эта длительная анальная практика не могла не сказаться на внешнем виде моего сфинктера. По моей дырочке сразу было понятно: это не девственная попа с узеньким незаметным розовым отверстием, это попа многократно «пользованная». Дырочка с вывернутыми наружу темно-коричневыми натертыми и навсегда распухшими от частого трения краями, была расслаблена и слегка приоткрыта. Особенно сейчас, в этой стыдной позе, когда я лежала, задрав попу и широко раскинув ляжки. Вот анус и раскрылся привычно, примерно на сантиметр.

Во время каждого осмотра все мои предыдущие гинекологи-женщины считали своим долгом презрительно фыркнуть при виде моей растянутой попы. Некоторые и вовсе начинали читать нотации о вреде анального секса.

Короче, мои походы в женскую консультацию всегда были стрессом. А сейчас его уровень просто зашкалил.

Тем временем врач нажал рычаг, опустив кресло ниже, подошел вплотную ко мне и начал разминать мои объемные груди. Тщательно и сильно месил он их, охлопывал со всех сторон и наминал как тесто.

Я, стыдясь взглянуть на него, закрыла глаза и постаралась расслабиться. Скоро этот унизительный осмотр закончится, и я пулей вылечу из кабинета наглого доктора. И больше к нему ни ногой!

Однако то, что он продолжал делать, все меньше напоминало осмотр маммолога. Доктор ухватил меня за соски и стал грубо их растирать между пальцами, оттягивать и перекручивать. Я взмокла от паники и сидела, не шевелясь, только тихонько всхлипнула. Низ живота наливался болезненной тяжестью, а сами соски набухли и начали гореть.

Между тем гинеколог воспринял мой всхлип как сигнал и вкрадчиво, но строго спросил:

- Половой жизнью живете регулярно?

- Что? – Дернулась я. – Э… Н-нет. - Как же он может так нагло мучить мои соски и довольно бесстрастно задавать стандартные вопросы как обычному пациенту? Все это не укладывалось у меня в голове.

- Ну же, голубушка, расслабьтесь, - ухмыльнулся старый гинеколог, тряся мои внушительные сиси за соски. – Как давно у вас был последний половой акт?

- Ну… Наверное, год назад. Перед разводом с мужем, - еле слышно выдохнула я неожиданно для себя самой эту излишнюю информацию.

- Во сколько лет половую жизнь начала? – Теперь он так сильно сминал соски пальцами, что я начала постанывать от боли.

- В восемнадцать, - я со свистом втянула в себя воздух. Соски горели огнем. Я с ужасом поняла, что моя киска намокла.

- С кем?

- Что? – Я опешила от этого вопроса.

Безжалостно оттянув соски, доктор нахмурился, явно недовольный:

- Я спрашиваю, кто тебе целку сломал, голуба? Рассказывай, не стесняйся. – И он снисходительно похлопал меня по пухлому лысенькому лобку, который я так тщательно набривала всего час назад, готовясь к неприятному походу в женскую консультацию. Знала бы я, насколько неприятным он будет!

- Однокурсник… Мы с ним встречались. – Как загипнотизированная, покорно сказала я.

- Понравилось?

- Н-нет… не знаю, - растерялась я.

- Не знаю, не знаю! – Передразнил меня профессор с насмешкой. – Или тебе больше в зад нравится давать? Кто тебя к аналу приучил, муж?

- Муж, - всхлипнула я беспомощно от стыда и от того, что наглый старик особенно чувствительно выкрутил соски.

- Часто он тебя в жопу драл? – Гинеколог наконец убрал руки от грудей и, обойдя кресло, остановился перед моими раскрытыми ногами.

- Часто, - прошептала я и беззвучно заплакала. Мне мучительно хотелось прикрыться хотя бы руками, но я не осмеливалась даже пошевелиться. Проклятый похотливый старикан забрал у меня всю волю.

- Можешь не отвечать, и так видно. – Рассмеялся он. – Прекрасно разъебанная дырка. Год не драли, а она все еще готова, как пионерка, - старикан меленько хихикнул и обвел пальцем приоткрытое колечко ануса.

- Пожалуйста… не надо, - умоляюще сказала я. Меня трясло.

- Надо, надо… Еще как надо, моя пухлая шлюшка, - рассеянно сказал он, сосредоточившись на моей раскрытой промежности. – У тебя пизда течет уже, как у сучки на собачей свадьбе.

И внезапно отрывисто задал следующий вопрос:

- Смотрю, рожала?

- Два раза, - призналась я покорно. Во мне что-то сломалось. Абсурд происходящего зашкаливал, и я вынуждена была просто плыть по течению.

Тем более, гадкий доктор был совершенно прав: я была мокрая там, внизу. Живот скручивали спазмы постыдного возбуждения. Год воздержания сказался на мне. Конечно, иногда я мастурбировала, но все равно сложно самоудовлетворение признать полноценной заменой сексу.

Он начал разминать вульву как до этого сиси. Пощекотал клитор, больно подергал за пухлые губы, властно смял ее всю и, громко сопя от возбуждения, стал хлопать по моей бедной раскрытой пизденке ладонью. Звук шлепков был настолько смачный и неприличный, что я снова заплакала от стыда.

- Муж после первых же родов начал в жопу трахать? - Жадно спросил он.

- Да! – Я почти крикнула, поскольку ладонь у доктора оказалась тяжелой, нежное местечко он не щадил и удары были чувствительными. – Сказал, что… киска… широковата стала, - призналась я.

- А ты и рада, а ты и рада была, сучка! – Рычал доктор. Теперь он пустил в ход пальцы и, всунув сразу три пальца во влагалище на всю длину, яростно трахал меня ими. – Поскорее свой блядский зад подставить!

- Нет! – Крикнула я со злостью. И тут же застонала и заерзала. Пальцы старикана, насиловавшие меня, прошлись по какому-то особо чувствительному местечку внутри. Искры болезненного удовольствия отозвались эхом в истерзанных сосках.

- Но и ломалась недолго, - проницательно припечатал он.

- Три дня. - Всхлипнула я. - Побоялась, что другую найдет или вовсе на развод подаст… и дала.

- Умничка, - сменил гнев на милость старик, продолжая небрежно потрахивать меня - умничка, аналочка. Как же я люблю такие жопки разработанные.

Он вынул мокрые пальцы из влагалища и погладил ими колечко сфинктера, заставив меня замычать и прикусить губу. Я чувствовала, как моя дырка призывно приоткрылась еще больше, начав пульсировать.

- Больно было первый раз? – с наигранным участием спросил гинеколог.

- Очень, - простонала я и рассказала алчно слушавшему старику, как выла в голос и кусала подушку от боли, покорно стоя раком, пока Вадим жадно долбил мой девственный и такой желанный для него зад первый раз. Как колечко ануса буквально трещало от непривычного напора и как я ходила враскоряку потом несколько дней.

Я чувствовала, как дико возбудился доктор от моего рассказа. Рыча, он вернулся от поглаживания попы к моему залитому соками влагалищу и резко вставил туда уже не три пальца, а всю руку.

Я заверещала от боли и чувства максимальной растянутости, забилась в кресле, насколько позволяли раскинутые ноги.

- Ну-ну, отдувался он, проворачивая руку внутри, - уж мне-то можешь не врать, что больно. Двоих своей широкой пиздой родила, не разыгрывай целку. Вас, толстых рожалок, в пизду только кулаком ебать и надобно. Для хуя же есть другие дырки, поаппетитней. Прав твой муж, прав! Часто ему зад подставляла? Самой-то потом начал нравиться анальчик?

- Часто,- выдохнула я. – Вадим темпераментный… был. Раза три-четыре в неделю точно меня… имел. В попу… Я… кончала… частенько.

- Неплохо, совсем неплохо. И сколько лет вы в такой… хм, гармонии прожили?

- Десять лет. – Я постанывала все громче уже сама надеваясь пизденкой на руку и подмахивая, не в силах сдержать огромное возбуждение.

- Но потом он все равно ушел, да? – Проницательно спросил старикан, щупая и поглаживая меня изнутри.

Я молча кивнула.

- К молодой, стройной и с узкими дырками, да, моя коровка? – Продолжил он, обидно похлопав меня свободной рукой по объемному животу.

- Да, - прошептала я такую унизительную для себя правду.

- Ну-у, не расстраивайся, хрюшечка. Видишь, как тебе повезло встретиться со старым заядлым любителем растянутых жоп, широких пизд, огромных доек и пухлых ротиков – Он засмеялся, резко вытягивая из меня руку. Стенки влагалища вывернулись вслед за ней, хлюпнув.

Я судорожно ахнула, почти кончив. Но именно что почти. До оргазма не хватила каких-то секунд, но доктора это мало волновало. Он нажал еще один рычаг, и моя верхняя половина тела вместе с головой резко и довольно ощутимо опустилась.

Я взвизгнула от неожиданности, теперь перед глазами у меня был потолок и противоположная стенка вверх ногами. И тут на фоне стены появился перевернутый доктор. Он развел полы белого халата и спустил брюки до колен. Мои глаза, и так непривычные к перевернутой картинке мира, чуть не вылезли из орбит: из седых волос на лобке развратного гинеколога торчал поистине внушительный член с толстой головкой, под ним, тоже все в седых волосах, болтались большущие яйца. Мне он от страха показался просто огромным. Член Вадима был минимум сантиметра на два уже.

Я замычала от страха:

- М-м-м, нет, не надо!

- Хватит болтать, анамнез уже собран, - прикрикнул старик, - пора использовать твой рот по прямому назначению.

И он как-то моментально и очень ловко заткнул мне рот членом.

Вогнав свой ствол сразу так, что головка впечаталась в корень языка, он ухватил меня за торчащие в таком положении сосками в потолок сиси и начал активно размашисто двигать бедрами, буквально ебя – по-другому не скажешь - мой рот.

Нет, конечно, я делала Вадиму минет, много раз. Но там я сама контролировала процесс: стояла на коленях перед ним или на четвереньках, а он лежал подо мной. Сосать так любимый член было даже приятно. По крайней мере, не противно.

Теперь же мне грубо вгоняли член, доставая до гланд и даже до пищевода, благо эта странная поза вниз головой расслабила мышцы горла и позволяла проникнуть так глубоко внутрь, как никогда до этого.

Я беспомощно мычала и чавкала с удивительно крепким для такого возраста членом профессора во рту, обильные слюни размазались по щекам и текли по лбу. Задранная адским креслом наверх киска продолжала призывно течь. Смирившись, я только пыталась контролировать дыхание хоть чуть-чуть, и закрыла глаза, поскольку по ним, носу и лбу смачно шлепали седые стариковские яйца.

А профессор знай себе наяривал трахал мой рот, ускорив темп, шлепая по титям и рыча:

- Ух, бля! Ух, бля! Хорошо! Да! Давай, хуесоска, работай блядскими губками! Давай, пухлощечка!

Переключившись с грудей на щеки, он отвесил мне несколько ощутимых пощечин. Я задергалась, хрипя. Спазмы сжали горло, еще плотнее обжимая член. Доктору это явно понравилось и он дал мне еще пару пощечин, а потом положил ладонь на горло. Сжав его, он наслаждался ощущениями, как его поршень ходит внутри в тесноте моего горла взад-вперед так, что это чувствуется даже снаружи.

Я еле успевала переводить дыхание, моя голова дергалась как искусственная, вся измазанная слюнями и слезами. Я плакала от унижения и злости на себя - за то, что продолжала течь, за то, что соски мои набухли и отвердели под грубыми руками, за то, что умудрялась в этой ситуации еще работать язычком, порхая им по всей длине безжалостно вбивавшегося в горло члена. За то, что чувствовала себя шлюхой и получала от этого постыдное удовольствие.

Внезапно старик резко выдернул член из моего измученного рта. Я со странной смесью благодарности и разочарования начала глубоко вдыхать воздух, хрипя и кашляя. Едва я передохнула, как доктор начал пихать мне в рот теперь свои большие тяжелые яйца. Рот наполнился ими до предела, но я вобрала в себя их целиком без остатка. Профессор с гримасой удовольствия на своем интеллигентном лице начал стучать своим толстым членом мне по лицу, подрачивая его, в то время, как я нежно и аккуратно посасывала волосатые яйца, которые в тепле рта разбухли еще больше.

- Ох, хороша, блядина жопастая, - стонал дедушка-профессор. – Знатно тебя муж выдрессировал. Пора проверить самому, как он твое очко раздолбал.

Он с сожалением вынул яйца из моего рта и, обогнув кресло, снова переместился к моим раздвинутым ляжкам и изнывающим дырочкам. Еще раз нажав на рычаг, он вернул мне первоначальное положение, и моя голова, наконец, оказалась выше туловища.

Доктор похлопал ладонью по раскрытой киске так, что она начала саднить от боли. Я стонала, текла и извивалась, от невероятных ощущений в распухшей и покрасневшей от порки пизденке.

- Что, голодная твоя пизда? По хорошему хую соскучилась? – Насмешливо спросил он.

- Да! Соскучилась! – Я отбросила весь стыд и, хныкая, буквально умоляла трахнуть меня в киску.

- Ничего, сама потом потеребишь ее, сама наяривать будешь свою дырищу. Меня другая интересует, - отрезал безжалостный доктор.

Он снова погрузил пальцы внутрь влагалища, заставив меня взвизгнуть, но тут же вынул их, перемазанные моими соками, обратно и хорошенько смазал анус.

- Тебя, голуба, муж, поди уж, давно без лубриканта на сухую в зад жарил, да? – промурлыкал он.

- Да, - выдохнула я в очередном приступе позорных откровений. – Вадим со смазкой только в первый год меня… жарил… А потом уж и так хорошо… член входил. Вадим только… плевал на дырочку… Или, вот… как вы, из киски смазку брал. Этого хватало, чтобы… аналить меня. Ему так больше нравилось.

- Отлично, отлично, коровка моя похотливая. – Доктор приставил огромную головку к анусу.

Я прикусила губу, готовясь к первым секундам боли, но не успела. Старикан вогнал свой мощный член в мой зад так резко, что я взвыла, увидев звездочки перед глазами.

- Да! Да! – Доктор буравил мой многострадальный зад совершенно безжалостно, схватив меня за ляжки.

Я орала в голосину, как никогда не кричала под Вадимом. Но ведь и такого толстого члена моя дырка не ощущала никогда до этого. Попа горела адским огнем.

Наконец через пару минут активной размашистой долбежки – такой, что мои сиси в такт движениям врача подпрыгивали выше подбородка, - резкая боль начала притупляться, смешиваясь с таким знакомым мне болезненным ни с чем не сравнимым удовольствием.

Старик рычал, как зверь, когда его член с натугой выходил из меня почти до конца и колечко ануса выворачивалось наружу вслед за ним, чтобы в следующий момент снова скрыться до самого основания в моей обширной попе.

Я всхлипывала, мотала головой, не помня себя, и активно подмахивала навстречу докторскому члену, буквально сама надеваясь попочкой на него.

- Да! Да! Пожалуйста! Умоляю вас! Еще! Еще! О-о-о! До-о-ктор! – Стонала я бесстыдно, чувствую приближение оргазма.

И он накрыл меня, когда похабный старикан, не прекращая насиловать мой зад, снова начал шлепать мою киску и пребольно теребить распухший красный клитор.

Я взвыла, выгибаясь и трясясь в конвульсиях, ощущая на бедрах непривычную влагу.

Гинеколог захрипел, когда мышцы моей прямой кишки, сокращаясь в оргазме, очень плотно обхватили его член, и начал еще яростнее трахать меня, вгоняя его внутрь так, что яйца шлепали о попу.

Только через пару минут до меня дошло, что непонятная влага – это мой первый в жизни сквирт…

Я совершенно расслабленная безвольно моталась от мощных фрикций, приходя в себя, а невероятный старикан и не думал заканчивать! Он драл и драл меня без остановки, меняя амплитуду и угол, темп и скорость. Доктор мял и лапал мою совершенно мокрую киску, щупал большой живот, шлепал по заду и ляжкам так, что оставались красные следы, крутил соски моих трясущихся доечек. Обзывал меня похабной свинкой, дойной коровой, ебливой аналкой и жирной насадкой для ебли. К моему ужасу, меня это возбуждало.

Минут через пять-семь дикой разнузданной долбежки моей прямой кишки я кончила снова. А потом еще. И еще. И…

В общей сложности, проведя под неутомимым профессором тридцать минут, я испытала пять оргазмов, два из которых – со сквиртом.

И только тогда он, рыча, как настоящий лев, исторгнулся в мою попу струей горячей спермы. Я к этому моменту была почти без сознания.

Член очень легко и с неприличным звуком вышел из моей растерзанной задницы. Зияющая дыра шириной сантиметров в пять и не думала закрываться. Из нее густой струйкой потекла по расщелине вниз сперма.

- Отлично, голубушка, отлично! – Удовлетворенно крякнул гинеколог. – Отлично я дал толстой разведенке хуйца нюхнуть. Ну-ка, почисти-ка мне его как полагается.

Он хотел снова нажать рычаг, но, посмотрев на меня, покачал головой, видно, решив, что я дополнительной встряски сейчас не выдержу.

- Ладно, ладно, лучше вставай, как хорошая шлюшка, на колени и оближи хуй начисто.

Всхлипывая и стоная, чувствуя, как будто меня прокрутили через мясорубку, я со второй попытки еле слезла с этого кресла. Сперма из попы и соки из влагалища потекли по ляжкам вниз. Кряхтя, я послушно встала на колени и, униженно глядя профессору в глаза снизу вверх, без малейшего сопротивления сама взяла в рот член, только что вынутый из моей попы. Тщательно и нежно со стыдом и горкой благодарностью я вылизала его дочиста, ощущая кисловато-терпкий вкус спермы, выделений и, чего греха таить, небольшой толики кала.

Старик потрепал меня по растрепанным волосам и взял за ухо, приподнимая. Я покорно поднялась. Он снисходительно пошлепал меня по попе.

- Иди, толстозадая, за ширму. Оботрись там салфетками, умойся. И можешь одеваться. Неплохую давалку из тебя муж сделал, хорошо обслужила.

Кое-как приведя себя в порядок и одевшись, я вернулась к столу доктора, который как раз ставил печать мне на справку. С усмешкой отдал мне ее.

- Идите, голубушка, я вам все оформил. До свидания. Как ни в чем не бывало сказал профессор.

- Спасибо вам огромное, доктор, - я тоже постаралась произнести это отстраненно, хотя голос еще дрожал, как и все внутри. Я чувствовала себя одновременно использованной, изнасилованной и грязной, но в то же время удовлетворенной и какой-то обновленной. – До свидания.

Уже у самой двери я все же обернулась и осмелилась спросить:

- Доктор… А вы не боитесь, что… на вас жалобу подадут?

- Ты, что ли, подашь? – Небрежно спросил он, подняв голову от бумаг.

- Ну… - Я прокашлялась. – Хотя бы и я…

- Никакую жалобу ты, голуба, и такие, как ты, никогда никуда не подадут. Я вас, шлюховатых овец покорных, еще в очереди насквозь вижу.

- А… как?

- Да по взгляду вашему закомплексованному, по зажатости. По стеснительности своего тела жирненького. Потом на пробу предлагаю дойки свои выкатить, догола, значит, раздеться для осмотра. Кто эту дичь покорно хавает и вымя свое потрясти дает, те и дальше на все согласятся и обкончаются подо мной еще до соплей. А уж если у бабы жопа раздолбана, это прямое приглашение для меня: ни одна аналка меня еще не одернула. Потому что аналки шлюхи все до одной. Сначала мужиков своих превозносят, все им разрешают, себя ни в грош не ставят. А потом и перед любым будут стелиться, стоит только рявкнуть погромче и хуй показать. Все и сосут, как миленькие, и щели свои подставляют сами. Прям как ты. – Холодно припечатал он меня. – Так что никуда ты жаловаться не пойдешь, а поползешь, голуба, прямиком домой ранки свои зализывать. Еще и дрочить месяцами будешь, вспоминая, как я твою жопу на британский флаг рвал, - добавил он проницательно. – Все, пиздуй отсюда, корова, надоела.

Он снова опустил взгляд в бумаги.

- Простите, доктор, до свиданья, спасибо, - выдавила я и захлопнула дверь. Сказать мне больше было нечего, потому что «светило медицины» Лев Валентинович Прибылов был на сто процентов прав.
43 851
Добавить комментарий:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Голые Топ 10