Большая игра. Часть 1

Этот день сначала ничем не отличался от остальных: с утра Энни проверила все комнаты их небольшого отеля, стоявшего на берегу Средиземного моря в тихой и живописной бухте. Ближайший город был в тридцати километрах, но их с отцом небольшой отель пользовался неплохой репутацией, так как у них всегда было чисто, повар прекрасно готовил, а природа была восхитительной. Отель мог принять одновременно около двадцати гостей. Немного, конечно, но Энни с отцом вполне хватало доходов на пусть не роскошную, но достаточно спокойную жизнь.

Сегодня в отеле было пусто, зато завтра ожидался приезд группы учёных, которые забронировали все номера на две недели. Так что сегодняшний день Энни вполне могла считать выходным. Отец ещё вчера отправился в город за запчастями для катера, повар воспользовался выходным и тоже уехал, так что девушка была предоставлена сама себе. Радуясь перерыву в делах, Энни быстренько надела любимый купальник, накинула лёгкую тунику и, прихватив журнал и бутылку воды, отправилась на пляж. Мельком глянув в зеркало, девушка улыбнулась своему отражению: миленькая блондиночка с короткой стрижкой и очень аппетитной фигуркой. Энни много раз замечала, какими восхищёнными взглядами провожают её постояльцы-мужчины. Большая, но упругая грудь, тонкая талия и крутая линия бёдер, как у героини порно-мультфильмов, которые Энни во время учёбы в колледже иногда, хихикая, смотрела с подружками. Они-то как раз и сказали, что фигура у Энни ну точно такая же.

Звук подъехавшего автомобиля застал Энни врасплох. Девушка, отложив журнал, поднялась и быстро пошла по тропинке вверх в сторону отеля, недоумевая, кто бы это мог быть.

Возле центрального входа стояла большая чёрная машина, к капоту которой небрежно прислонился крупный мужчина лет сорока. Козырёк бейсболки и тёмные очки не позволяли как следует рассмотреть лицо незнакомца, но от всей его мускулистой фигуры веяло силой и почему-то опасностью. Именно таких брутальных самцов помещают на обложки любовных романов, которые соседка Энни по комнате в колледже регулярно приносила «почитать на ночь». Заметив её, мужчина отлепился от машины и неторопливо направился ей навстречу.

- Здравствуйте, - слегка запыхавшись, проговорила Энни, - вы что-то хотели?

- Наши номера, - от хриплого низкого голоса мужчины девушке показалось, что её коснулся несильный порыв ледяного ветра, но это ощущение быстро прошло.

- Простите, - Энни постаралась если не приветливо, то хотя бы вежливо улыбнуться. - Я вряд ли смогу вам помочь, потому что все номера забронированы. Завтра мы ждём группу гостей.

- Это наши номера, - повторил мужчина. - Мы приехали раньше. Всё подготовим. Будем ждать остальных. Нам нужен Игрок. Ты — Игрок?

- Я? - девушка осторожно отодвинулась от непонятного и всё сильнее пугающего типа. - Я — точно не он. Может быть, вы ошиблись отелем? Тут никаких игроков нет и не было никогда!

- Нам велели идти сюда. Мы пришли. Значит, Игрок здесь.

Манера незнакомца говорить короткими рублеными фразами почему-то пугала до дрожи и потных ладоней. И поэтому, заслышав сзади шаги, Энни чуть не подпрыгнула и стремительно обернулась.

Двух мужчин, направлявшихся к ним, смело можно было бы размещать на обложке глянцевого журнала, ибо они были совершенны. Их фигуры поражали пропорциональностью и истинно мужской красотой: майки обтягивали плиты грудных мышц и кубики пресса, в комплекте шли узкие бёдра, длинные ноги и многозначительные выпуклости в области паха. Добавить к этому классический калифорнийский загар, мужественные подбородки, тщательно продуманную небритость, брови вразлёт — и всё, абсолютный культурный шок. Один щеголял блондинистой шевелюрой, второй — волосами цвета тёмного шоколада. Они были настолько хороши, что с трудом верилось в их реальность. Энни вдруг вспомнила, что на ней всего лишь коротенькая туника, видавшая лучшие дни, и растоптанные пляжные тапочки. Да и сама она хороша: нос наверняка блестит, волосы растрепанны, глаза не накрашены.

- Прости нашего друга, - проговорил один из красавчиков, подходя ближе, - он не очень умеет вести переговоры. Зато как воин он не имеет себе равных, поверь.

- Как кто? - Энни показалось странным, что громилу назвали не солдатом, не бойцом, не агентом, в конце-концов, а старым словом «воин», которое давно уже не в ходу. Она настолько растерялась, что даже не обратила внимания на то, что красавчик заговорил с ней на «ты». - Почему воин? Зачем?

- Не старайся понять, просто поверь, - второй эталонный экземпляр мужской привлекательности улыбнулся, но почему-то Энни знала, что его глаза, скрытые тёмными очками, не улыбались. Она сама не могла объяснить себе, откуда пришла такая уверенность.

- Завтра приедут наши… друзья, - продолжал тот, что назвал громилу воином, - и мы просто хотели убедиться, что всё готово, что Игрок на месте и подходит нам.

- Номера готовы, разумеется, - Энни старалась, чтобы её голос не дрожал. - А вот насчёт вашего игрока сказать ничего не могу, я не в курсе.

- Конечно, - кивнул он светловолосой головой, - конечно, ты не в курсе. Мы сразу это поняли, не волнуйся, Энни.
- От... откуда вы знаете, как меня зовут? - ощущая неприятную пустоту в животе, тихо спросила девушка, - я же не сказала…

- Разве? - по-прежнему, не меняя интонации спросил красавчик. Впрочем, он уже не казался Энни столь привлекательным, как несколько минут назад. Было в его красоте что-то ненатуральное, что-то искусственное, всего было в нём слишком: слишком красив, слишком идеален. - Но какое это имеет значение? Наверное, я запомнил это из писем, полученных во время бронирования. Лучше мы представимся, а то как-то невежливо получается.

Элли хотела сказать, что никогда сама не подписывает письма, все переговоры идут от имени отца, но промолчала, осознав, что происходит что-то, что происходить не может в принципе. Но оно есть.

- Я Керт, - проговорил блондин, так и не удосужившийся снять тёмные очки. - Этот мрачный здоровяк — Ярвис.

Он продолжал говорить, но Энни почти не слушала.

- … начнётся игра, - закончил свою речь Керт.

- Простите, вы не могли бы повторить ещё раз? - очнулась Энни.

- Ты не слушала меня? - в голосе Керта звякнул металл, и Энни невольно втянула голову в плечи.

- Извините, - ещё тише шепнула девушка.

- Хорошо, - по голосу мужчины было видно, что он недоволен, но даже его недовольство было лучше того равнодушия, которое звучало прежде. - Повторю. Завтра вечером, когда прибудут остальные участники Большой Игры, мы начнём первый раунд. В первом раунде твоя задача простая: не вылететь из Игры, набрать можно совсем не много, баллов 10.

- А что будет, если я не пройду первый раунд? - Энни спросила, осознавая всю абсурдность того, что творится. Нет, вот ещё минут пять — и она проснётся, и этот сон забудется как страшный кошмар.

- Ты умрёшь, - совершенно спокойно сообщил ей второй красавчик, Орин, включаясь в беседу. - Единственный способ остаться в живых — пройти до конца.

- Нет-нет-нет! - Энни замотала головой, - я на это не подписываюсь, я не буду участвовать в вашем сумасшедшем доме, без меня... Без меня!

- Поздно, - Керт изобразил что-то, отдалённо напоминающее улыбку. - Ты уже в Игре, Энни.

Она чувствовала, что готова сорваться в истерику, разрыдаться.

- Пойдём, Энни, у нас ещё много дел. И помни — это вопрос твоей жизни. Пойдём, сядем, и я расскажу тебе, в чём суть Игры.

Энни как во сне пошла в дом, а трое мужчин направились следом, и девушка всей кожей ощущала их оценивающие взгляды.

- Большая Игра насчитывает несколько веков, в вашем летоисчислении. Ты ведь уже догадалась, что мы — не обычные люди. Если ты пройдёшь первый раунд, я обещаю тебе рассказать, кто мы и откуда. Если я начну рассказывать историю возникновения Игры, то мы больше ничего не успеем. Поэтому ограничусь основными позициями. Все участники делятся на Играющих и Создающих. Создающих больше, их задача — смоделировать игровое пространство для Игрока, наполнить его испытаниями и другими персонажами. Это может быть сказочная реальность, или фантастическая, или историческая. Но для Игрока и других персонажей всё по-настоящему. Чтобы пройти этап, Игрок должен выполнить все задания, за каждое он получает определённое количество баллов. Иногда он может выбрать: попроще и меньше баллов или посложнее, но и баллов много. Если баллов хватает, можно от каких-то испытаний отказаться. Понимаешь?

Энни кивнула. Она всё равно ощущала себя словно в какой-то дымке, в тумане, ей казалось, что всё это происходит не с ней. Тем временем Керт продолжил:

- Здесь Игроку не нужно быть ни супергероем, ни волшебником, потому что почти все задания и испытания носят сексуальный, извращённый характер.

- Какой характер?? - Энни вытаращилась на Керта, мгновенно вынырнув из своего состояния транса.

- Сексуальный, порнографический, - спокойно повторил Керт. - Игроку может выпасть мир, где ему придётся выполнить желания одного или двух персонажей, например, чтобы пройти дальше, потребуется отсосать какому-либо персонажу, или вылизать ему яйца, и от того, как хорошо ты его сделаешь, как быстро и сильно он кончит, зависит твоё количество баллов. Разумеется, чем развратнее и извращённее испытание, тем выше его стоимость в баллах. Например, тебя жёстко выебет во все дыры пара десятков мужиков на газах у публики. За это можно сразу все баллы собрать. Или попадёшь к каким-нибудь инопланетным монстрам с хуями по тридцать сантиметров. А можно потихоньку: тут минетик, так трахнулась, потом ещё что по мелочи: выбор за тобой. Энни, повторяю, отказаться ты уже не можешь. Ты — наш Игрок.

- Время идёт, - напомнил о себе Орин. - Давай оценим наши шансы. Энни, раздевайся.

- Что? Раздеваться? Ага, сейчас, разбежалась, - Энни вскочила и даже успела сделать несколько шагов к двери, прежде чем была перехвачена Ярвисом. Он без малейшего усилия поднял её на руки и перенёс в центр комнаты. Там стоял большой овальный стол, на котором обычно лежали рекламные проспекты, приглашающие на морские прогулки или посещение достопримечательностей. Ярвис неуловимым движением стащил с Энни тунику и в одном купальнике уложил на стол на спину, с широко раскинутыми руками и ногами. Девушка попробовала дёрнуться, но обнаружила, что не может шевельнуть ни рукой, ни ногой. Словно невидимые сильные цепи держали их.

Керт подошёл и встал рядом, с другой стороны нарисовался Орин, Ярвис обнаружился за головой Энни, и она его не видела, только слышала размеренное дыхание. Керт просунул руку под спину Энни и ловко развязал купальник, затем так же, дёрнув за завязку, распутал верхний узел. Отбросив в сторону верх купальника, мужчины стали рассматривать грудь Энни, а она тихо поскуливала от стыда.

- Красивые сиськи, - прогудел из-за головы Ярвис, - были бы ещё чуть побольше, вообще не оторваться. Кончить бы на них раз несколько. Можешь сделать их побольше?

- Не сейчас, - отмахнулся Керт, - сделаю, если в основную Игру пройдёт. А вообще, по мне так в самый раз. Большие, соски крупные, смотри, как реагируют.

Тут он сжал пальцами один из сосков и стал его покручивать, слегка оттягивая вверх, отпуская и снова мягко выкручивая. Сосок тут же отреагировал, потемнел и напрягся, встав торчком. Мужчины довольно переглянулись, а Энни, закрыв глаза, заплакала от стыда и безысходности. Внезапно девушка почувствовала на обоих сосках горячие губы. Орин и Керт, наклонившись, впились ртами в соски и теперь с явным удовольствием играли с ними языками, прикусывали, сосали, снова теребили губами. И тут Энни с ужасом почувствовала, что уже не стонет, а глубоко и прерывисто дышит. Когда мужчины наконец-то оторвались от её грудей, Кет шепнул:

- А теперь посмотри на них, сладкая Энни. Они великолепны!

Энни опустила взгляд и увидела, что соски превратились в два багровых торчащих столбика, оттянутых и набухших. Выглядели они совершенно непотребно, и Энни снова закрыла глаза. Распахнула она их тогда, когда почувствовала, что Керт, развязав шнурочки, снял с неё трусики. Она забилась и с криком попыталась свести бёдра вместе, но по-прежнему ничего не получалось, наоборот, удерживающая ноги сила развела из ещё шире, выставив на всеобщее обозрение аккуратный лобочек, щёлку, пухленькие складочки. Девушка увидела, как Ярвис перешёл на другую сторону и теперь смотрит ей между ног.

Керт, наклонившись, провёл пальцами по щёлке и кивнул Орину:

- Как я и думал, наша поблядушка Энни уже слегка намокла. Орин, раскрой её пиздёнку, мы посмотрим.

Энни ощутила, как сильные пальцы обеих рук Орина скользнули по лобку к щёлке, погрузились в неё и раздвинули губки в стороны, открыв розовую влажную глубину.

- Ярвис, тебе нравится? - спросил Орин у воина.

- Да, нравится, красивая пизда, сочная и сладкая, - Ярвис, как всегда был немногословен.

- Тогда, если хочешь, полижи её, я хочу посмотреть, какого размера её клитор, может его надо оттянуть? У тебя большой клитор, Энни? Как думаешь, ему понравится, если Ярвис его пососёт?

Энни только сильнее зажмурилась и ничего не ответила, слёзы текли по её щекам.

- Начинай, Ярвис, только не дай ей кончить, хорошо?

Энни с ужасом почувствовала, как между её половых губок прошёлся горячий, мокрый и сильный мужской язык, как таран, пробивая себе путь, добрался до верха и стал нашаривать ту самую горошинку клитора, которую Энни тайком ото всех иногда ласкала сама. Когда язык Ярвиса нашёл её и стал обводить, теребить, гладить, девушка против воли выгнулась и застонала, чувствуя, что против воли возбуждается: язык мужчины прекрасно знал, что нужно делать. Его рот был всюду, он лизал, сосал, прикусывал, ласкал. Втягивал в рот и, сдвинув кожицу капюшончика, языком трахал вершинку клитора. Сквозь туман пробился голов Керта:

- Ого! Вот это красавчик, какой крупный, прямо как маленький член, да, Орин? Ярвис, остановись-ка. Дай мне рассмотреть.

И Энни почувствовала, как пальцы прикасаются к возбуждённому выросшему клитору, как гладят вокруг, дразня. Она выгибалась и вскрикивала, мечтая разрядиться, но Керт никуда не торопился. Он что-то сказал Орину, и через пару секунд Энни почувствовала, что вершинки клитора касается что-то невесомое, щекочущее, вызывающее просто спазмы возбуждения. Это что-то то щекотало, заставляя просто кричать от острых ощущений, то исчезало, вызывая стон неудовлетворённого желания. Энни уже не думала ни о чем кроме нереального желания достичь оргазма. Но её перевернули на живот, отчего напрягшиеся соски отозвались болью, и чьи-то руки помогли встать на колени, отставив попку.

- Не мешай мне закончить проверку, и я дам тебе кончить, - раздался возле уха шёпот Керта.

Его руки раздвинули половинки попки и палец скользнул к сморщенной дырочке ануса, коснулся её, попытался забраться поглубже, но испуганный вскрик Энни остановил его.

- Девочка, скажи правду, тебя когда-нибудь ебали в жопу?

Энни отрицательно покачала головой. Она не собиралась говорить, что у неё и просто секс был всего два раза в жизни, в прошлом году.

- Да ты просто сокровище, анальная целочка, жаль, не я её поломаю, - насмешливо проговорил Орин, - за потерю анальной девственности можно очень много баллов получить, а в созданных мирах полно любителей в жопу потрахаться. По правилам нам, Играющим, нельзя ебать Игроков, а жаль, я бы с удовольствием. Но Керт обещал, поэтому… Ярвис, закончи начатое.

Энни снова перевернули на спину, и язык Ярвиса в несколько секунд довёл девушку до такого оргазма, о существовании которого она даже не догадывалась. Содрогаясь в накатывающих волнах, она сквозь наслаждение услышала голос Керта:

- А представляешь, что будет, если дать ей капель? Её сможет перетрахать весь Веер.

- Возможно, мы и не ошиблись с Игроком. Она очень чувственна и сексуальна, и обожает трахаться, хотя сама этого пока не понимает. Но ничего, раунда через два-три у неё будет шикарно разъёбанная пизда и жопа. И ещё: я знаю, кто купится на эти сиськи и эту жопу.

Дальнейший разговор Энни не услышала, так как заснула прямо на столе, когда Орин сделал несколько движений над её головой. Играющим нужно было, чтобы их Игрок был завтра в хорошей форме.

На следующий день в отель приехали оставшиеся «учёные»: все как на подбор, словно сошедшие с обложек журналов. К Энни они относились с тщательно скрываемым любопытством, но лапать или тем более приставать не торопились, видимо, в этой их странной игре существовали свои правила. На робкий вопрос Энни, что она скажет отцу, когда он вернётся, Керт ответил, что отцу сделали предложение, от которого тот не смог отказаться, и на две недели он занят другими, более приятными вещами.

В час начала Большой Игры все участники собрались в холле отеля, Керт произнёс короткую речь о том, как все рады... что снова… и что он надеется... и не сомневается… Энни почти не слушала, потому что могла думать только об одном: что её ждёт. Наконец речи закончились, к Энни подошёл Орин и сказал:

- Удачи, красотка! Я поставил на тебя двадцать золотых. Не подведи, - и он ущипнул девушку за попу.

- Энни, просто открой дверь, - сказал Керт. - За ней будет твоё сегодняшнее игровое пространство, а мы будем видеть всё, что происходит, здесь, - он указал на большой экран, непонятно откуда взявшийся на стене холла. Тебя будет сопровождать невидимый судья, дух, который будет озвучивать количество баллов, оценивать результаты, комментировать для нас твои действия, предлагать возможные варианты. Он же объявит завершение первого раунда. Вперёд!

Трясущейся рукой Энни толкнула дверь, и та медленно открылась: девушка увидела тёмную стену мрачного леса и узкую тропинку, ведущую куда-то в чащу…
  • 22.04.2020, 19:11
  • 24 412
Telegram Топ 10